Проблемма с Эпидемиологическими Исследованиями

The Problem With Epidemiological Studies

 Georgia Ede MD

 Georgia Ede MD

Существует множество различных типов исследований, которые могут использовать исследователи, чтобы попытаться понять мир вокруг нас, и эпидемиологическое исследование является самым слабым, наименее надежным методом. К сожалению, это самый распространенный подход, используемый в области питания.

Вот пример. Когда я выступаю с лекциями о питании, мне нравиться указать на то, что нет доказательств того, что овощи необходимы или здоровый ингредиент питания. Неизбежно, кто-то спрашивает, как я могу это сказать, когда есть так много исследований, доказывающих, что овощи полезны.

Теперь, если кто-то попросил бы вас составить простой эксперимент, который мог бы мог показать нам, здоровы ли овощи в питании или нет, что бы вы сделали?

Когда я спросила у 15-летнего школьника этот вопрос, вот что он ответил: «Я хотел бы, чтобы один человек питался овощами, а другой человек не ел овощи и я бы посмотрел, кто был бы здоровее». Блестяще! Конечно, ему  всего 15 лет, и он не изучал методологию исследования, поэтому он не понимает, что вам нужно больше двух человек, чтобы сделать это исследование, но кроме этого он абсолютно прав.

Да, были тысячи исследований, посвященных овощам и здоровью, но я не смогла найти ни одного эксперимента, который сравнивал бы одну группу людей, которые едят овощи с другой группой людей, которые не едят овощи. Хуже того, подавляющее большинство исследований, посвященных овощам и здоровью, являются эпидемиологическими исследованиями, а эпидемиологические исследования — вовсе не эксперименты.

Правильно: эпидемиологическое исследование — не эксперимент! Вот что делают эпидемиологи. Они выбирают проблему со здоровьем и пытаются выяснить, почему некоторые люди чаще развивают эту проблему здоровья, чем другие люди. Например, возьмем сердечную болезнь. Хорошим примером является известный французский парадокс. Несколько лет назад казалось, что у французов меньше шансов заболеть сердечно-сосудистыми заболеваниями, чем у американцев, поэтому эпидемиологи сравнивали образ жизни французов с образом жизни американцев и попытались угадать, что это было во французском образе жизни, который был лучше для сердце.

Из многих различий между американским стилем жизни и французским стилем жизни они могли бы выбрать различные факторы (например, тот факт, что французы, возможно, съели больше натуральных продуктов питания и, например, меньше нездоровой пищи), тот, на который они решили сосредоточиться, было красным вином. Почему красное вино? Выбор кажется мне случайным. На самом деле, возможно, это было даже хуже, чем случайное решение — выбор, возможно, был предвзятым по желанию и убеждениям исследователей. В конце концов, разве это не было бы замечательно, если бы ответ на американскую проблему болезни сердца оказался простым дефицитом красного вина?

Таким образом, эпидемиологи заметили, что французы, по-видимому, пили больше красного вина, чем американцы, и, поскольку у американцев больше сердечных заболеваний, чем у французов, в этих исследованиях сообщалось, что употребление красного вина ассоциировано с уменьшением риска сердечных заболеваний. Это слово «ассоциировано» ОЧЕНЬ важно. Обратите внимание, что они не говорят и не могут сказать, что красное вино снижает риск сердечных заболеваний. Чтобы сказать это, им нужно будет провести эксперимент. Эпидемиологическое исследование может быть полезно при создании ГИПОТЕЗ (предположений) о факторах риска для болезней, но это не может доказать причинно-следственную связь.

К сожалению, большинство репортеров (и даже многих врачей) /боюсь, и многие ученые, Г.Л./ не понимают этого очень важного ограничения эпидемиологических исследований. Поэтому, когда репортеры пишут страшные заголовки, такие как «Красное Мясо Повышает Риск Смерти» или многообещающие заголовки, такие как «Фрукты и Овощи Уменьшают Риск Рака», они не понимают, что эти драматические претензии основаны на предположениях, которые еще не были научно доказаны.

Предположим, вы пытались понять, почему некоторые люди становятся алкоголиками, а другие — нет. Вы беседуете с 10 000 алкоголиков и 10 000 не-алкоголиков, предоставив им опросные листы о их повседневных привычках. Эти вопросы основаны на убеждениях исследователей о том, что может вызвать алкоголизм в первую очередь. Обратите внимание, что невозможно спросить о факторах риска, о которых вы не думали. Стандартный тип вопроса будет выглядеть следующим образом: «Как часто вы едите соленые крендельки претцели (стандартная закуска в американских барах — соленые сухие маленькие креньдельки — претцели) в течение последних двух лет?» Если вы обнаружите, что алкоголики сообщили о том, что в течение последних двух лет были употреблено значительно больше претцелей, чем  не-алкоголиками, на следующий день  может появиться заголовок в Huffington Post: «Употребление соленых претцелей повышает риск алкоголизма». Рассказ, который следует за заголовком, будет советовать людям есть меньше претцелей, чтобы снизить риск алкоголизма. Абсурд.

epidemiological studies—cause or coincidence?

Эпидемиологические исследования в лучшем случае могут указывать на возможную связь между двумя явлениями, но это только первый шаг в попытке выяснить, действительно ли существует связь между ними:

«Эпидемиология изучает статистику заболеваемости в популяциях и не затрагивает вопрос о причинах заболевания человека. Этот вопрос, иногда называемый специфической причинностью, выходит за рамки  эпидемиологии как науки».1

 

Существует красиво написанное эссе д-р Вальтер Уиллетт, отца эпидемиологии питания о недостатках этой области, на замечательном сайте Adele Hite:

Эпидемиологические исследования в лучшем случае могут указывать на возможную связь между двумя вещами, но это только первый шаг в попытке выяснить, действительно ли существует связь между ними:

www.eathropology.com.

References

[1]

Green MD, Freedman DM, and Gordis L. Reference Guide on Epidemiology. National Research Council. Reference Manual on Scientific Evidence. 3rd ed. Washington, DC: The National Academies Press 2011.

1,695 просмотров всего, 4 просмотров сегодня

Комментарии 2

  • Ценная статья — действительно, даже многие учёные разницыне чувствуют. Эпидемиологические исследования хороши, как обоснование для проведения доказательного эксперимента, но не заменяют его.

    К сожалению, полноценный эксперимент на людях провести возможно далеко не всегда. Пример — проблема пользы парашюта, как средства профилактики травм и преждевременной смерти при падении с большой высоты. Данные есть только эпидемиологического характера, ни одного двойного слепого рандомизированного исследования в литературе найти не удалось — следует ли из этого, что рекомендовать парашюты к применению до проведения и обобщения нескольких таких исследований преждевременно?

    Более серьёзный пример — вред курения. Эпидемиологические исследования указывают, что курение ассоциировано с сокращением жизни в среднем на 10-12 лет, каждая сигарета — с сокращением в среднем на ~15 минут. Но опять, «ни одного двойного слепого рандомизированного исследования на людях в литературе найти не удалось», на основании чего большинство курящих оправдывают свою слабость говоря, что «вред курения не доказан». Тем не менее, есть результаты опытов на животных, есть теоретически понятный механизм — они прекрасно согласуются с исследованиями эпидемиологическими и этого достаточно, чтобы считать вред курения доказанным с высочайшей степенью уверенности.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *