Milly Kelly интервью

 

0:31 Это невероятно — диета могла быть потеряна навсегда, если бы не Милли Келли, которая буквально застряла на работе с этой диетой в течение четырех десятилетий, посвятив этой работе даже свои пенсионные годы, чтобы продолжать поддерживать пребывание этого простого чудо-лечения среди применяемых диетических протоколов. Если бы Милли не  было с нами в течении всех этих лет, я думаю, диета была бы потеряна, это действительно так, вот насколько она важна!

00:54 Мелли: «Я могла бы рассказать вам всю свою правдивую историю. Я родилась в округе Эйвери в Северной Каролине, в маленьком городке. Мой брат посоветовал мне пойти учиться на профессию секретаря, конечно, как его жена, но после первого семестра я изменила свою программу обучения на изучение лечебного питания, которая подготовила меня к тому, что я смогла сделать позже.

1:35 Секретарь это было не для меня, и я знала это, но я даже не сказала об этом моим родителям.  Мне посчастливилось быть принятой в госпиталь Хопкинс в школу диетологии, которую я окончила осенью 1949 года, и меня попросили остаться там в диетическом отделении. Я была назначена на работу в клинику питания. Наша работа была дать инструкции, чтобы научить конкретного диабетика низкокалорийной диете и все, что нужно пациенту. Там я узнала о кетогенной диете и встретила доктора Ливингстонa.

2:20 Он работал только с кетогенной диетой, которая была его главной целью в жизни. Он начал применять такое лечение  сразу же, когда он пришел в госпиталь Хопкинса, что было в 1934 году. Где я была на практике. Тогда некоторые диетологи говорили «о, эта ужасная диета», потому что кетогенное питание настолько ограничительно, не понимая, насколько оно эффективно.

2:50 Наш организм нормально сжигает углеводы для энергии. На кетогенной диете, так как углеводы настолько ограничены, что организм 3:05 не может получить энергию из углеводов, и переключается на сжигание жира, и рождаются кетоны — формируются кетоновые тела, которые контролируют судороги. Если вы сжигаете уголь или дрова, образуется пепел, когда мы сжигаем жир, у нас образуются кетоны. Я думала, что, боже мой, как это может быть? И мы узнали, как это может быть. Это не значит быть доктором, чтобы просто прочитать все из книги, и во всем следовать  прочитанному.

3:40 Подход был индивидуализирован, и это то, что диетолог делает, и у нас были занятия каждый день, когда они были в больнице.  Когда дети начинали диету, они медленно суммировали все это в главной кухне, и медленно отходили от применения лекарств, и это приводило к тому, что ребенок становился более живым и ясно мыслящем. Дети становятся более живыми. Живые и ясно мыслящие. Счастливые! Дети назвали это «моя магия», я «чувствую себя хорошо, потому что я нахожусь на волшебной диете» и это одна из вещей такого рода, которая помогает пациенту оставаться с его магией, они «делают магию» и кто хочет иметь судороги, если у вас есть  выбор?

4:22 Мы принимали в одно время пять или шесть пациентов каждую неделю, возможно, мы приняли 100 в один год. Видеть кого-то, кто пришел с судорогами, и ушел домой с улыбкой радости, вы не можете себе это представить!

Я вышла на пенсию в 1990 году,  но меня  оставили как частного консультанта на следующие восемь лет. Я просто делала это, потому что мне нравилось делать это, я знала, как это делать, и это было необходимо.

5:00 Я впервые встретил Джима (Абрамса), когда он привез Чарли в больницу, чтобы начать диету для Чарли. Я вошла в их комнату, и Чарли лежал на ковре , я не знаю мог ли он даже сидеть или нет, в тот момент все было ужасно. Джим лежал  с ним, обняв его. Он потратил более ста тысяча долларов за год, ходя от  одного доктора к другому, покупая разные лекарства, (Чарли) имел до ста судорог в день.

5:49 И как только он (Чарли) пришел в Хопкинс, начал  диету, его судороги исчезли в два или три дня. Все врачи, которых он прошел,  никогда не упоминали о кетогенной диете, об этом  ему(Джиму) пришлось узнать самому.  И, конечно, после двух или трех дней ребенка без судорог, после всего, через что он прошел, он (Джим) был зол как черт на весь мир, что что-то, так хорошо работающее, как кето-диета, не было известно, и даже врачи никогда не упоминали об этом! 

Джим Абрамс

Я знаю, что это не должно было случиться и девяносто процентов этих приступов не должны были бы произойти. Как это может быть, что эта  диета и успех ее применения в госпитале Джонс Хопкинс остался в секрете? Абсолютно невероятно для меня! И что  действительно трагично — количество детей, которые пострадали из-за этого!

6:47 В день, когда он (Чарли) покинул больницу, благодаря отца, Джим начал проводить семинар за семинаром, куда приходили врачи, медсестры, и  каждый, кто хотел и пришел узнать о диете.  Так информация о диете распространилась по всему миру, это было служение  и любовь его (Джима) к другим, и он по-прежнему делает это и по сей день, каждую минуту. Его жизнь — помогать узнать информацию о диете, он так чувствует, потому что эта (диета) восстановила его сына. Его сын окончил колледж, он музыкант, играет на пианино, он здоровый и  сильный.

7:43 Семинар, который я посетила лично, был  около трех или четырех лет назад. Мой внук был со мной, чтобы нести мой чемодан, чтобы поддержать меня в пути.

Внук Мелли Келли

Мы летели в Чикаго, штат Иллинойс. По приглашению Фонда Чарли. Джим Абрамс пригласил на прием Мерил Стрип, она была одним из участников там, потому что праздновали один из фильмов, который он (Джим) сделал, чтобы привлечь  внимание к кетогенной диете «В первую очередь не навреди». Мы должны были встретиться с сотнями диетологов со всего мира. Они так сильно уважали ее (Мелли Келли) и благодарили ее за все, что она  сделала, это она была знаменитость в тот день, потому что она на самом деле была одним из тех людей, который выдвинул эту диету на первый план. Все знают об этом — из-за этой диеты она герой. Она герой на весь мир!

1,533 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *