Исцеление Кетогенной Безуглеводной Диетой После Стандартной Терапии Рака Мозга

 

Healing Brain Cancer with a Zero Carb Ketogenic Diet

 

by Andrew Scarborough
Posted on May 31, 2015

Andrew Scarborough 3

Эндрю Скарборо, Май 2015

 

Два с половиной года назад, в возрасте 27 лет, я работал персональным тренером и был очень активен физически. Тем не менее, мне пришлось прекратить работу в конце 2012 года, потому что я постоянно чувствовал изнурительную усталость и сильные головные боли как при мигрени. Врачи, с которыми я консультировался, сказали мне, что мои симптомы, скорее всего, вызваны чрезмерным стрессом.

В то время я питался диетой с высоким содержанием углеводов, с высоким содержанием белка, низким содержанием жиров, и у меня был очень низкий процент жира в теле. Я бегал и качался, и для всех своих задач и целей казался в отличной форме. Я чувствовал, что делаю все правильно для хорошего здоровья, основываясь на том, что я изучал, работая над моей магистерской степенью в области спортивного питания несколькими годами ранее. Но, оглядываясь назад, я, понимаю, что, вероятно, был не так здоров, как думал.

Andrew Scarborough 12_edited

Эндрю Скарборо, Ноябрь 2011 г.

После ухода с работы я решил учиться на степень магистра в области диетотерапии. Когда я углубился в свою курсовую работу, я был потрясен, обнаружив, что все, что я узнал во время учебы в университете, было ложным, вводящим в заблуждение, или устаревшей информацией.

Однако новая информация была захватывающе интересной, и я с наслаждением погрузился в ее изучение. Именно здесь я впервые узнал о кетогенной диете для лечения резистентной к лекарственным средствам эпилепсии и потенциально рака. Мой преподаватель в то время сказала мне, что она следовала Палео диете, и я был одновременно и заинтригован и немного скептически настроен .

https://eatmeatdrinkwater.files.wordpress.com/2015/05/andrew-scarborough-14.jpg

Эндрю с племянником – October 2012

 

Пять месяцев спустя в феврале 2013 года, после тренировки в спортзале, у меня было то, что я теперь знаю, являлось парциальным эпилептическим приступом (a partial seizure). Мое сознание было спутано, на языке ощущался металлический вкус, нарушилось равновесие, я тупо смотрел в пустоту, нарушилась способность говорить. Это было страшно и непонятно, но, когда моя речь вернулась через несколько минут, я проигнорировал случившееся и продолжил жить как жил.

В то время было особенно неприятная эпидемия гриппа, и я подумал, что, возможно, мои странные симптомы были связаны с простудой. Кроме того, я путешествовал по Лондону, что был стрессовым, но — будучи упрямым человеком, которым я являюсь, просто решил перетерпеть.

В последующие недели ощущение усталости нарастало, мой баланс ухудшался, способность концентрироваться снижалась, я изо всех сил пытался найти слова, когда говорил. У меня также начались жуткие головные боли, но я предположил, что это всего лишь один из симптомов серьезного гриппа!

Я, наконец, начал принимать обезболивающие препараты от головных болей, что было сложным решением для меня, потому что я ненавижу принимать лекарства. У меня также было ослабление зрения правого глаза, поэтому я решил, что, может быть, мне нужны очки. Я пошел на обследование к врачу и получил рецепт, однако, получив очки, отметил, что головные боли продолжались и становились все более и более изматывающими. Затем, проведя весь день, страдая серьезными приступами головокружения, я бросился на поезд, чтобы добраться домой из Лондона.

Когда я сел, сокрушительная головная боль стала невыносимой. Я почувствовал тошноту и головокружение. У меня началось ощущение онемения во рту и на правой стороне лица, а также этот странный металлический вкус, который я испытал раньше, поэтому я быстро направился к более свободной стороне поезда, сжимая мое лицо в агонии.

В моей голове было ощущение, будто она горит с одной стороны, а правая рука начала дрожать. Я издавал странные тявкающие звуки, которые не мог контролировать, и все мое тело начало биться в конвульсиях. Я чувствовал, что моя голова раздавливается до тех пор, пока … внезапно — мне показалось, будто кто-то ударил меня так сильно, как только мог, молотом по голове. Затем, казалось, кто-то поворачивал водопроводный кран внутри моей головы, и я упал без сознания.

Когда я наконец очнулся, мое сознание было спутанным, я получил много травм. Меня помчали на «скорой» в ближайшую больницу. В конце-концов, врачи там определили, что у меня произошло кровоизлияние в мозг, вызванное большой, наполненной разросшимися кровяными сосудами злокачественной опухолью головного мозга, расположенной между зоной речи и зоной движения в мозге. Несколько раз я был ошибочно диагностирован, прежде чем получил правильное заключение о диагнозе, потому что в моем мозгу было очень много крови.

Через шесть недель после операции 15 мая мне сказали, что у меня анапластическая астроцитома. Это поддается лечению, но не излечимо. Другими словами, они могут замедлить прогресс, но в конечном итоге это будет смертельно. Я неохотно пошел на стандартную лучевую терапию и химиотерапию, рекомендованные врачами, но чувствовал себя крайне подавленным.

Andrew Scarborough 4

Эндрю Скарборо, May 2013

Опираясь на моем предыдущее изучение  кетогенной диеты, я начал постепенно уменьшать потребление углеводов, одновременно увеличивая количество жира. Я читал столько информации о кетогенной диете, насколько это позволяло мое состояние. У меня все еще были эпилептические приступы на регулярной основе, некоторые из которых были ужасающими и довольно травматичными, и у меня была сильная боль, я также принимал антиконвульсивные лекарства.

Побочные эффекты этих препаратов были ужасными. Я спросил у своего онколога, может ли кетогенная диета помочь уменьшить потребность в этих лекарствах, но мне было сказано, что диета будет иметь мало эффекта. Он также прямо мне сказал, что было бы плохо совсем удалить углеводы из моего рациона на время лечения, потому что мозгу нужна глюкоза для функционирования.

Я прекратил химиотерапию и лучевую терапию через несколько месяцев, потому что мне было от них слишком плохо, и они не помогали ликвидировать рак. (К сожалению, всех, кого я знаю, кто продолжил обычные методы лечения этого вида рака, уже нет в живых.) После всех исследований, которые я сделал, я решил, что кетогенная диета имеет решающее значение для замедления прогрессирования этого рака и была моей лучшей надеждой.

Поэтому я перешел на очень высоко-жирную, очень низко-углеводную, кетогенную диету. В нее включались фрукты и овощи с низким содержанием сахара, много жирных взбитых сливок, кокосовое молоко и масло, орехи, сыр, авокадо и т. д. Все типичные продукты с высоким содержанием жира, кетогенные.

Andrew Scarborough 6

Эндрю Скарборо, November 2013

 

На моем глюкозометре / кетонометре были приличные цифры, но я чувствовал себя абсолютно ужасно. Моя мигрень и активность приступов стали настолько сильными, что я лежал в постели в течение нескольких месяцев, и у меня была депрессия. В конце концов, я пошел к своему врачу, и он назначил стероиды, потому что мои артерии сильно воспалились. Я все-таки не стал принимать стероиды (преднизолон), но решил начать следить за тем, когда симптомы ухудшались.

Я решил еще больше снизить потребление углеводов, и воспаление сосудов улучшилось без лекарства. Эсми (Esmee) прочитала одно из моих сообщений в блоге о моих симптомах и предположила, что я могу реагировать на салицилаты (salicylates), присутствующие в кокосовых орехах, авокадо, орехах и других растительных продуктах, которые я ел.

Поэтому я решил устранить их в качестве эксперимента и посмотреть, как я себя почувствую. Разница была удивительной. Головные боли и активность приступов почти сразу сократились. Меня это огорчило, потому что эти продукты были основными  продуктами моей кетогенной диеты, и я еще не знал, как их заменить.Andrew Scarborough 7

Эндрю Скарборо, July 2014

Однако, сократив эти продукты, используя вместо больше животных жиров, таких как масло и сало, я смог постепенно уменьшить дозу противосудорожных и обезболивающих препаратов, которые я принимал. Между тем, результаты тестирования моего мозга продолжали демонстрировать улучшение, которое и удивляло, и поощряло меня.

Я начал читать больше академических журналов, учебников о питании и изучал неврологию (потому что мои неврологи были бесполезны) более подробно. Я еще раз критически пересмотрел свою диету и понял, что могу получить все необходимые мне питательные вещества из животных продуктов, если я включу костный бульон и мясные субпродукты. Затем я перешел на совершенно новый уровень, добавив насекомых в свою диету.

Диета, которую я разработал для себя — на основе всего, что я прочитал и узнал, имела большой смысл, и я был поражен, насколько хорошо она работал на практике. Я смог полностью избавиться от своих лекарств, и начал чувствовать себя лучше и лучше.

Я принимаю дополнительный витамин D3 (у меня есть  фоточувствительность и я не могу быть долго на солнце), а также качественную природную морскую или каменную соль. Я также использую масло MCT, которое, в отличие от кокосового молока и масла, не вызывает мигрени или судорог в моем мозгу. Я подозреваю, что салицилаты удаляются во время обработки, и поэтому меня это не беспокоит.

Из всех различных кетогенных диет, которые я пробовал в течение последних двух лет, Керогенная диета Zero Carb «Carnivorous» — единственная, которая дала мне почти полное облегчение симптомов. Я делаю вещи неортодоксальным образом, но я твердо верю, что этот тип кетогенной диеты является наиболее эффективным для лечения рака мозга и улучшения контроля над судорогами. За исключением некоторой легкой усталости, я чувствую себя лучше, чем я чувствовал, тогда, когда весь этот опыт начался.

Моя нынешняя диета состоит из 85% жира, 15% белка. У меня 70-75 г белка в день и более 200 г жира. Единственное реальное различие между рекомендуемой кето-диетой и тем, что я делаю, это то, что я ем только продукты, которые поступают из Животного Царства. Я не включаю растительные продукты или масла, полученные из растительных продуктов. Я все еще очень осторожен в отношении моих макроэлементов (белок / жир), но подсчет углеводов уже не проблема для меня, так как я уничтожил все растительные продукты. Единственный напиток, который я выпиваю, это вода или костный бульон.

Каждый день я ем 2-4 яйца, печень, мозг ягнят (от местного фермера-овцевода, который хорошо заботится о своих животных) или сардины/скумбрию, костный бульон, сверчков или другие насекомые, такие как восковые черви (целые или в виде муки) смешанные с яйцами, травами и животными жирами, приготовленными в сковороде или в духовке, и беконом или красным мясом с сыром чеддер. Я также ем, кроме мускульного мяса, внутренние органы и субпродукты. Иногда я пью жирные взбитые сливки сами по себе, если я нахожусь в отпуске, потому что это простой способ получить жир, но сливки имеют тенденцию вызывать у меня сонливость, поэтому я не делаю этого слишком часто! В принципе, я постоянно экспериментирую с новыми продуктами и постоянно изучаю и расширяю свои возможности.

 

За последние 2 года я регулярно делал короткие интервальные голодания, но теперь, когда у меня убраны все лекарства, я чувствую еще большую пользу от этих голодовок. Эйфория и энергия, которые я испытываю, невероятны теперь. Я постоянно нацелен на 3-5 ммоль/л кетонов крови, 3-4 ммоль/л для глюкозы в крови. Без особых усилий и мои кетоны в крови, и количество глюкозы постоянно находятся в оптимальном терапевтическом диапазоне. Я могу еще улучшить оба номера  легкими упражнениями, которые я снова могу делать — невероятная вещь для меня.

Andrew Scarborough 5_edited

Эндрю Скарборо, 8 Май 2015 г.

Мое последнее сканирование мозга, проведенное в начале этого месяца (май 2015 г.), не показывает болезни, и даже рубцовая ткань заживает. У меня есть новый онколог — д-р Кевин О’Нил — которого я нашел на конференции по кетогенной диете в прошлом году, который полностью поддерживает подход, что я использую, чтобы лечить рак и восстанавливать свое здоровье. Он является одним из немногих онкологов, который поддерживает метаболическую диетотерапию для лечения рака, и мне повезло, что он в моей команде врачей.

Фактически, он был настолько впечатлен моими результатами, что предложил мне  работать и учиться в больнице Чаринг-Кросс и Имперском колледже Лондона, чтобы продолжать исследования по этому типу метаболической диетотерапии.

Я хотел бы выразить свою глубокую и искреннюю признательность Томасу Сейфриду (Thomas Seyfried), Доминику Д’Агостино (Dominic D’Agostino), Адриенне Шек (Adrienne Scheck) и многим другим научным пионерам, которые проводят исспытания и проводят исследования терапевтических преимуществ кетогенной диеты, а также Non-Profits организациям The Charlie Foundation и Matthew’s Friends. У меня была прекрасная возможность встретиться с этими удивительными людьми и организациями лично, и они все были чрезвычайно полезны для меня в моем путешествии обратно в Благополучие и Здоровье.

**********************************

December 2015

 


Эндрю жив и хорошо себя чувствует по сей день, судя по его ФБ страничке


Посмотреть интервью с Эндрю и прочесть, как его дела можно на Dr. Jeffry Gerber’s page:

Ancestral Ketogenic Diets and Brain Cancer – The Scarborough Protocol

Insect Nutrition Information

4,648 просмотров всего, 2 просмотров сегодня

Комментарии 4

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *