Жиры и Гипоксия, или биохимия для чайников (часть шестая)

Жиры и Гипоксия, или биохимия для чайников (часть шестая)

ссылка на статью-первоисточник будет видна, если кликнуть на заголовок

От каждой котлеты из гиппопотама,
поправлюсь я сразу на 3 килограмма!

из советского мультфильма

Жиры | Биохимия для чайников | Юл Иванчей-5

Прежде чем подойти к теме, как избавляться от инсулинорезистентности и углеводной зависимости следует до конца разобраться, что такое жиры и какие эффекты, то бишь, функции они в организме имеют и выполняют.

Продолжаем тему первой и важнейшей функции жиров – сурфактантной.

Недостаток потребления жиров вызывает недостаточное синтезирование сурфактанта, что становится причиной плохого снабжения органов и тканей кислородом.
Называется это явление — гипоксия.

Что такое гипоксия и как это проявляется?

Строго говоря, гипоксия это — недостаток кислорода в тканях, при нарушении его переноса через альвеолярную мембрану или при нарушении его транспортировки специфическим белком крови – гемоглобином.
Больше тут и добавить нечего. Но каковы симптомы этого процесса, как понять, что человек в гипоксии.

Давайте смотреть принцип процесса.

Представим, что с гемоглобином у нас полный порядок (потому что это совсем другая тема, а мы сегодня продолжаем о жирах), и разберём только работу лёгких.

В контексте данного разговора мы представим, что у нас страдает только альвеолярное звено. Либо наш сурфактант не поступает в организм (обезжиренные диеты и т.д.), либо мы потеряли его по той или иной причине, либо «съел» его кто-то в ходе воспалительных процессов в бронхах и лёгких. И какая-то часть альеол у нас попросту «схлопнулась» (смотрите тут почему они могут «схлопываться»), то есть они у нас не работают, не выполняют свои функции.

Мы вроде как дышим, механические действия организм производит, а функционального переноса кислорода нет, важное колёсико в механизме заклинило.

У нас работает всего 60-70%, а не все, как положено, альвеолы. Но это вроде бы как и ничего, и в нашей размеренной спокойной повседневной жизни нам не нужны все сто процентов, когда мы спим или просто сидим нам не требуется много кислорода, мы умудряемся обходиться  даже малым количеством 30-50%

А когда нам требуется стопроцентная работа лёгочно-бронхиального отдела? Когда мы активны.

Последите за работой своего дыхания в покое. Вы сидите не шевелитесь, неглубоко и спокойно дышите, работает приблизительно 30-50% альвеол. Раз в пару-тройку минут делаете большой глубокий вдох, включаются все альвеолы, полностью вентилируя лёгкие и заменяя новой порцией кислорода старую, выдыхаете, и на какое-то время опять начинаем дышать поверхностно. И так по кругу, нужна порция свежего воздуха (кислорода) – мы опять глубоко вздохнули, провентилировали все альвеолы и, выдохнув, перешли в спокойный режим, где работает 30-50% альвеол.

Но вдруг, нам потребовалось резко вскочить и бежать куда-то, ну бог его знает, трубу прорвало в ванной или кран сорвало, мало ли что бывает. Что мы делаем – вскакиваем, начинаем носиться, включается на «полную катушку» наш дыхательный аппарат, активно дышим полной грудью, обеспечивая мышцы большим количеством кислорода для активных действий. Решили проблемы, фух, выдохнули, пот смахнули, сели опять спокойно и опять дышим половиной возможностей. Двигательная активность есть признак хорошо работающего альвеолярного звена и сурфактатнта.

Значит, если двигательная активность есть признак хорошей «кислородизации» организма, то основным признаком гипоксии в организме может быть то, что человек не хочет двигаться. При недостатке кислорода организм автоматически сокращает потребность в физических нагрузках.

Как в Мюнхгаузене:

— Ну что мальчик, бегает?
— Зачем, ходит…
— Умный мальчик, далеко пойдет.

Вот только у нас совсем мальчик не «умный», не наш это случай. Мы уже даже привыкли не обращать внимания на потерю активности, привыкли не обращать внимания на такие вещи, как депрессия, апатия, лень, нежелание шевелиться и даже думать…. Придумываем массы причин всему этому — работа, стресс, осень-зима-весна, любимый бросил…

А в реальности, почему происходит такое снижение физических нагрузок? Почему организм отказывается активно шевелиться?

А потому что первый и основной поедатель кислорода – наши мышцы. Не будет организм при недостатке кислорода почём зря его тратить.

Второй основной потребитель кислорода – мозг, его клетки постоянно нуждаются в поступлении кислорода, если какое-то время они не получают его, то «мы их теряем».
А мы помним, клетку потеряли – её место (без должного поступления белка, когда не из чего строить клетки) занимает соединительная ткань.   И опять, умный организм уберёт лишний расходник из сметы, выключит «думалку», если присутствует кислородный дефицит. Экономить будет.

И третий по величине потребитель кислорода – это функции питания. Процесс пищеварения (расщепление, всасывание и обеспечение синтеза различных веществ) очень кислородоёмкий процесс. А среди пищеварительных функций самый кислородоёмкий процесс это синтез белка. Синтез собственного белка имеет самую высокую «кислородную» цену. И при недостатке кислорода организм может и эту функцию на экономный режим поставить, а это уж совсем не хорошо.

Так вот даже когда мы получаем все 100% кислорода, при полноценной работе альвеолярного звена, то два процесса одновременно организм обеспечивать не может. Почему-то так у него устроено.

Мы либо осуществляем одну функцию, либо другую. Когда мы бегаем, мы не думаем, а когда думаем, то не бегаем. Ну а когда мы едим, то не бегаем и точно совсем не думаем (отсюда, видимо, и все беды наши).

Именно поэтому не рекомендуется заниматься умственным трудом или заниматься спортом после еды, потому что все ресурсы кислорода пущены на пищеварительную функцию, и если мы начнём думать или бегать, то организм переключится на выполнение другой работы в ущерб пищеварению.

Замечали, наверное, что когда сразу после еды (особенно плотной) начинаешь «активничать», даётся это тяжело, появляется одышка. Это и есть не что иное, как гипоксические симптомы, кислорода сразу на всё не хватает.

Поэтому присказка «после вкусного обеда полагается поспать» — вполне себе даже правильная. Какое-то время надо дать организму на процессы переваривания пищи.

Нарисую процесс вкратце, дабы понимали все, что же происходит.

Об углеводах буду говорить я в последующих постах, а сейчас для обобщённого понимания вам надо понять схему.

Энергетическим субстратом в нашем организме является глюкоза. Глюкоза + Кислород = Процесс выделения энергии (образование АТФ), той энергии, которая необходима нам для обеспечения жизненноважных процессов и жизни вообще.

Почему, кстати, советчики всегда говорят, что «занятия спортом разгоняют метаболизм», а вот именно потому, что мышцы самый большой потребитель не только кислорода, но и энергии, что естественно. Они заставляют все процессы ускоряться для обеспечения их работы.

Энергия у нас образуется в митохондриях (клеточные структуры), грубо говоря, их главной задачей является обеспечение нас энергией.

А физическим воплощением энергии на биохимическом уровне является молекула Аденозинтрифосфорной кислоты, или ещё его называют Аденозинтрифосфат, АТФ.

Вещество Аденозин (аденин+рибоза) и к нему присоединяются фосфорные остатки.

АТФ | Жиры | Биохимия для чайников | Юл Иванчей

Это заряженная, так сказать, батарейка. Как только мы нуждаемся в энергии, отщепляем от этой молекулы один фосфорный остаток, получаем единицу энергии. Ещё нужна энергия – ещё один фосфорный остаток отщепляем, и ещё одну единицу энергии получаем. А далее эту батарейку надо подзарядить, необходимо чтобы этот «использованный» аденозин восстановился. Молекула Аденозинмонофосфата (с одним фосфорным остатком) уходит в митохондрию, там к нему присоединяются опять два отщеплённых остатка и аденозин снова становится Аденозинтрифосфатом. АТФ снова «готов к бою».

Батарейка заряжена – Аденозинтрифосфат.

Батарейка разряжена – Аденозинмонофосфат.

Самый энергетически выгодный способ «добычи» АТФ — аэробный гликолиз, когда кислорода более чем предостаточно.

Очень условно опишу схемы гликолиза.

Аэробный гликолиз | Жиры | Биохимия | Юл Иванчей

Из одной молекулы Глюкозы при участии кислорода в митохондриях производится 36 молекул АТФ + образуется газ СО₂, который после будет удалён, + вода Н₂О, которой тоже всегда в организме найдётся применение (например на обменные процессы), ну и ещё есть фосфорные остатки.
36 молекул АТФ это много (далее поймёте почему), тут мы бодры, это много энергии. А самое главное глядя на схему понятно – нет ничего лишнего, вода и углекислый газ, вода нужна, газ удаляем (выдыхаем) и получаем чистейшую энергию!

Так выглядит энергетически наш цикл. Такой цикл и называется – аэробный гликолиз.

*Для тех, кто любит придраться (а есть и такие) – я не рисую всю сложную десятиступенчатую цепочку, опускаю многие пункты процесса, потому что они нам сейчас не важны. Читатели не студенты медики, экзамен им не сдавать, а я не пишу учебник, здесь важно понимание сути процесса. Я рисую только важные пункты, которые нам нужны для понимания.

А вот теперь рассмотрим анаэробный способ трансформации глюкозы.

Анаэробный гликолиз | Жиры | Биохимия | Юл Иванчей

Мы имеем 1 молекулу Глюкозы —- но кислорода нет. Срабатывает «переключатель» и клетка моментально переходит на анаэробный гликолиз (бескислородный).
И начинается «катастрофа» — образуется всего 6 молекул АТФ + СО₂ + Н₂О, и вот самое главное — те 30 недосинтезированных молекул аденозина, превращаются в лактат (молочную кислоту), причём количество лактата эквивалентно 30-ти недосинтезированным молекулам АТФ. Фактически лактата при анаэробном синтезе АТФ мы получаем в 5 раз больше чем энергии. Организм, чтобы выжить загоняет себя в условия токсикоза.

По поводу лактата (молочной кислоты) споры не стихают и по сю пору. Считать его токсином, не считать, нет единства в датском королевстве.

Приходит кислород, тумблер перещёлкивается и тут же включается аэробный метод гликолиза, но потом долго и нудно нужно выводить молочную кислоту.

Эту ситуацию все знают, когда долго не тренировался, а потом вдруг, ну давай упражняться. Организм не очень-то и готов был, кислорода оказалось маловато, наутро болит всё – выделился тот самый лактат.  И нужно какое-то время, что бы его вывести из организма. Вместо пользы организм отвлекается на устранение последствий.

И вот тут, кстати, прекрасная почва для распространения байки о тотальном «закислении» организма. Только господа вегетарианцы вечно путают причины и следствия.
Закисление организма происходит от недостатка кислорода! А не от съеденного нами мяса (почему не от мяса, вы поймёте в следующих постах об углеводах). Как только не хватает кислорода — организм переходит на анаэробный гликолиз со всеми вытекающими «закисляющими» последствиями.

И неважно печень перешла на анаэробный процесс, когда ей не хватило кислорода, почки или мышцы, в каком органе это происходит не важно, важно, что анаэробный процесс происходит везде одинаково: мало АТФ — много лактата. Механизм один и тот же, митохондрии в клетках всех органов одинаковые.

А это значит, что регулируются все обменные процессы (и токсические и антитоксические в том числе) наличием достаточного количества кислорода! Это к вопросу про то, как «разогнать обмен веществ».

Если ещё раз посмотреть на схемы: вопрос стоит в том — сколько АТФ мы недополучили и сколько получили лактата. А это в свою очередь регулируется временем гипоксии. Если мы «позадыхались» пару минут, полчаса, то мы этого можем даже не заметить. До суток даже не так страшно.

Но вот если дольше, если мы постоянно находимся в состоянии гипоксии – это уже другой разговор.

Давайте поговорим об этом процессе. Про вторую схему поговорим, что происходит с организмом в анаэробных условиях.
Природой, как основной и правильный, задуман только аэробный способ гликолиза, анаэробный способ это «запасной выход» для экстренных ситуаций.

Организму, для того чтобы выжить в анаэробных условиях, так как глюкоза «сгорает» моментально, и чтобы получить свои необходимые 36 молекул АТФ, нужно уже 6 молекул глюкозы, а не одну, как в случае аэробного гликолиза.

Аэробный гликолиз        –  36 АТФ  =  1 молекула Глюкоза
Анаэробный гликолиз    –  36 АТФ  =  6 молекул Глюкозы

И что получается? Увеличивается потребность в чём? Потребность увеличивается в глюкозе. А самый лёгкий способ добычи глюкозы у нас что? Углеводы! Причём углеводы быстрые, где не нужно сильно утруждаться расщеплять и синтезировать.

Вот, вот откуда растут ноги у углеводной зависимости! Именно отсюда родом фразы «сладкого не съем — жить не могу», отсюда именно «съел сахара и нормально мне, хорошо даже»… Но через полчаса опять уже плохо, потому что энергии уже нет и лактат, опять же… То как-то мне не хорошо, то слабость, то пить хочется, то тут скрипит, то там покряхтывает…
Сладкого снова съел и опять всё нормуль. Ненадолго. Молекул-то энергетического субстрата (АТФ) мало. И опять организм требует, и опять, и опять…

Жиры | Биохимия для чайников | Юл Иванчей

И понеслась – всё больше и больше сладкого, чтобы хоть как-то и где-то брать энергию.

Постоянная потребность в сладком, в «быстрых» углеводах, это самый универсальный признак гипоксии!
Или наоборот, гипоксия является причиной углеводной «зависимости»!

Как только потянуло на сладкое – диагноз гипоксия.

А мы знаем, и я чуть не в каждом посте повторяю – не устранив причину, от следствия не избавиться.

Или — борясь со следствиями невозможно устранить причину!
Кому уж как больше нравится эта фраза. Смысл не меняется.

Поэтому не работают миллионы интернет советов, которые всегда предлагают бороться со следствиями.
Бороться с весом бесполезно, надо устранять причины этого веса. И нам вместо объяснения причин придумывают какие-то психологические причины потребности в сладком, типа «нелюбовь к себе», и чёрте что ещё. 

Да, отчасти «нелюбовь» к себе тоже тут при чём. Но лишь отчасти. Вся эта «нелюбовь к себе» кроется в непонимании, а скорее незнании процессов, происходящих  в организме. И вот тут уж раздолье для желающих на этом поживиться. Тут тебе и психологи с историями «полюби себя», тут тебе и детоксы, и кислородные коктейли с кислородной косметикой, тут тебе и «сжигатели жира», тут тебе и «избавители от зависимостей», и массы других «волшебных палочек» для борьбы со следствиями. А толку — чуть…

А ларчик открывается всегда элементарно. Достаток кислорода (то есть совсем немного физкультуры) и правильное питание, то есть адекватное получение главных строительных, необходимых организму веществ – Белки и Жиры — есть начало для искоренения причин.

Чем больше и чаще  хочется сладкого, тем сильнее, значит, гипоксия. Если всё время «жить не можем без сладкого» – гипоксия уже тяжёлая и хроническая. Просто безумная жажда выживания у организма. Если нет гипоксии – нет необходимости клянчить «сладенькое». При отсутствии гипоксии и достатке белков и жиров в принципе тяги быть не может.

Жиры | Биохимия для чайников | Юл Иванчей

Конечно, повторюсь и тут, у всех организмы разные, проблем с годами каждый набрал своих и много, здесь могут быть включены тысячи факторов, но как основной стержень проблемы – это гипоксия (как недостаток жиров в организме). Начинать плясать надо от печки.

Почему это происходит: мало молекул АТФ — энергетический дефицит. А пока в топку дров не подкинешь, тепло не станет. Дали кислород, то зачем мне 6 молекул глюкозы, мне одной выше крыши. Потребность уменьшается. Лишней энергии организму тоже не надо.

И это ладно, если у человека с сурфактантом всё в порядке, и жиры он получает вовремя и в нормальных количествах. А если нет, если живёт человек без жиров, без сурфактатнта уже лет эдак 30, в состоянии вечной гипоксии. Вот и видим мы – и жуёт, и жуёт, и жуёт он, рот не закрывая, эти конфетки, булочки, пироженки, и прочая, и прочая..

Сладкоежка это гипоксик!

Вот и всё.

Но я сегодня не об углеводах на самом деле. Об углеводах в следующих постах.

Жиры | Биохимия для чайников | Юл Иванчей

Я всё ещё о жирах. О кислороде, который нам «дают» жиры. Об их недостатке.

Следующий признак гипоксии, вернее, первый, о котором я уже упоминала  – отсутствие потребности в физических нагрузках и плохая работа мозга.

«Оставьте меня в покое, дайте мне посидеть спокойно» коронная фраза данного симптома. Для этого состояния теперь массы названий: и синдром хронической усталости, и синдром менеджера, и синдром выключенных мозгов. Человеку повторяешь восьмой раз, а он всё равно ничего не понял, пока шёл – забыл, чтоб не забыть записал, но пока шел, забыл куда записал…

И какие бы симптомы при этом не пытались устранять, основная причина – гипоксия. Не хватает мозгу кислорода на нормальное функционирование – он тормозит, организму не хватает – он впадает в спячку.

А самое плохое, что гипоксия безболезненна. Зуб заболел — пошли, вылечили. Голова заболела – таблетку съели (вместо разобраться почему).
А гипоксия вообще не болит, нет никаких пугающих симптомов. Всё происходит на уровне жор сладкого, вялость, тормознутость, ничего не хотение. И чем дольше состояние гипоксии, тем больше организм отключает всё лишнее и забирающее энергию. И уже вечная, непроходящая депрессия, ничего не хочу, тоска, не радует ничего, сплю 12 часов а выспаться не могу, просыпаюсь помятый весь, как будто палками били, сны ужасные, встал умылся и сразу устал, и делать ничего не хочу, и сил никаких…..

А дальше по нарастающей – апатия-депрессия, много еды, ожирение, заболевания, опять депрессия, опять много еды, ещё больше заболеваний…и финита ля комедия….

Как там, в вольном переводе Маршака:

Не было гвоздя —  Подкова пропала.
Не было подковы — Лошадь захромала.
Лошадь захромала — Командир убит.
Конница разбита — Армия бежит.
Враг вступает в город, пленных не щадя,
Оттого, что в кузнице не было гвоздя.

Оттого, что в кузнице не было гвоздя! А всё можно было пресечь в зачатке. Вот он, вот он корень причин возможно. Всё начинается с отсутствия сурфактанта. А откуда берётся сурфактант – употребление адекватного количества ЖИРА!

Есть, конечно, ещё массы причин почему у человека образуется жор, не только, конечно, гипоксия. Например, жор может быть признаком железодефицитной анемии, (железо и В12 дефицит). Однако, при таком стечении обстоятельств обычно не поправляются, ну если нет плюсом ещё других проблем. И железодефицитный жор «лечится» легко. Пропиваем курс двухвалентного железа  и витаминчик В12 в попу через день.

*Fe²-двухвалентное железо это биодоступная форма солей железа для моментального усвоения в организме, трёхвалентное организм сначала должен превратить в двухвалентное.

Или, например, причиной жора могут быть проблемы с надпочечниками, или инсулино- и лептинорезистентность и т.д. и т.п.

Но проще всего начинать с самого простого. А что из вышеперечисленного проще всего сделать. Проще всего исправить свой рацион питания. А там глядишь и болячки все сами «рассасуться».

И вот вам начальные «эйфоричные» эффекты кето диеты. Когда человек, наконец, за десятки лет гипоксии в достатке поел сала, маслица нормального, мяска жирного (а не кефиром обезжиренным давится и травой) — задышаааал, и вот тебе эффект. Как рассказывают все «кетозники» — энергии валом, есть не хочется, бодрость, всё в удовольствие, всё в радость, и спортом вдруг опять занялся, энергию же надо куда-то девать!
Видите, что происходит – все симптомы исчезли, сами, когда устранили причину — Гипоксию. Гипоксия исчезла, потому что… добавили жир, который у нас главный «помощник» в получении кислорода.

Гипоксия начала ликвидироваться и что мы сразу получаем и чувствуем – лактатный механизм. Вывод накопившихся «отходов» от неправильного (анаэробного) способа добычи энергии.
То мурашки по телу, то где-то что-то занемело как будто, или даже температура может повышаться, и состояние ухудшаться на первых порах. В кето, как мне кажется, процесс устранения застарелых гипоксических очагов называют «кето гриппом». Они это аргументируют тем, что организм на кетоз переходит, много разных умняков, никому непонятных, но по сути это «отходняки» от гипоксии.

Дабы представить, что такое эти «отходняки» от гипоксии, представьте себе картинку. Сидишь на корточках, можно сидеть 10-20-30 минут, нижняя часть ноги сдавлена, кислород (с кровью) перестаёт поступать, ноги «затекают». Главное — пока сидишь, ничего не болит (гипоксия, помним, безболезненна). Но как только встаёшь, что происходит – пустили кислород, начинает отходить онемение, «мурашки», боль, может даже дурно стать до головокружения.
У гопников, кстати, гениальный талант какой-то в организме, или мутация особая, какой-то супер специальный способ доставки кислорода в передавленные конечности, они сидеть так могут целый день, а встав, они тут же преспокойно движутся, и ничего у них не болит. С виду, по крайней мере.


Смешная история у меня была связанная с этим. Я как-то с час просидела «по-турецки» на кровати, завалившись тетрадками и бумажками, занята была интересными подсчётами, училась тогда ещё астрологии (давно это было, в 1996 году) и считалось тогда всё вручную, без компьютеров. Не могла никак оторваться ноги размять, да я о них и не думала, не болит же ничего. Так вот. Сижу я, и вдруг звонит телефон, не сотовый, тогда их тоже ещё не было, а тот который был раньше, который или коридоре висел, или на кухне (как у меня) стоял, крокодилом я его называла из-за цвета. Звонит. Я вскакиваю с кровати, а ноги-то где? Ноги затеклиии. Очень странное надо сказать ощущение — нет ног. И резко вскочив «без ног», я рухнула носом в пол, разбила нос, и по-пластунски, важный был звонок, поползла, оставляя кровавый след, как раненный боец, к телефону. Со слезами от боли и смехом от комичности ситуации.


Вот они эффЭкты «отходняков» от гипоксии отдельно взятой части тела. А представьте, у человека ВЕСЬ организм находится в гипоксии и не час или день, а годами, десятками лет.

И вот когда организм начинает восстанавливаться после длительной гипоксии, человек получает те же симптомы, только на уровне всего организма, а не отдельно затёкшей руки или ноги.

Человеки, как правило, пугаются таких эффектов.
— Я поел жирного, помахал руками-ногами, подышал на природе воздухом и мне плохо, чёрт-те что с организмом творится, тут что-то забегало, там зачесалось, тут заныло, там заболело, чё происходит-тааа, понять не могу…

А что происходит? Оживление и восстановление обменных процессов, пошёл кислород, организм переключился на аэробный гликолиз, лактат не вырабатывается, но тот, что был накоплен, надо выводить и срочно. И пока он не выведется, не восстановится нормальная работа, человек будет чувствовать различные то там, то сям недомогания, как отдельные, так и общее «нехорошее» состояние.

И самое ужасное, если в таком состоянии пойти к врачу. Врач расспросит, соберёт важную информацию, человек ему расскажет, что всё ведь было хорошо, ну подумаешь слабость, усталость и апатия, но так-то всё же хорошо же было. А тут — «чё началось-та, хорошо ж дружили».

Человека спросят : — Так может вы, сударь, съели –выпили что? А человек про сало доктору, про масло сливочное, про мяско жирное…. ОООО!

И врач вам на полную катушку «впаяет», предынсультным состоянием пугать начнёт, или того хуже предынфарктным, срочно всё убрать, жиры долой, кефир обезжиренный в руки и сидеть на жопе не шевелясь ровно.
— Ничё не болит?
— Неее.
— Ну вот так и сиди дальше…

На непонимании механизмов восстановления организма после гипоксии очень многие не могут выйти в состояние здоровья, или хотя бы в начало оздоровления. Пугаются и бросают всё, от греха подальше.

Надо понимать, что пока не ликвидируются все гипоксические очаги, так и будет — то там, то сям плохость. И где больше всего боли, плохости и мурашек, там самый тяжёлый очаг гипоксии.

И у всех по-разному, у кого голова болит, у кого почки, у кого сердце, у кого всё вместе, все мы разные и все по-разному зарабатываем свои, сначала гипоксию, а потом болячки.

И чем быстрее будет восстанавливаться организм, тем больше может быть этих «мурашек» везде. Помним про затёкшие руки или ноги, как это больно и неприятно.

Гипоксия наступает и продолжается безболезненно, а проходит она со страшным скрипом. Путь к здоровью не устлан розовыми лепестками, какое-то время всё будет скрипеть, пукать и трулялякать, чесаться, болеть и т.д. в зависимости от степени и продолжительности гипоксии.

Но! Через тернии к звёздам!

И называть эти состояния можно как угодно, что с успехом и делают разнообразные «гуру»: синдром хронической усталости, сглаз, порча, божья кара, закрытие чакр, кундалини потерялась, энергия утекает в дырки ауры… чего только не придумывают.

Но когда человек говорит: — Мне плохо…вот, просто плохо и всё тут,  – это гипоксия. Жир надо и мало-мальскую физкультуру! И все дырки в ауре зарастут, и кундалини в будку вернётся, и чакры таким ярким светом засветят, что вместо светофора на перекрёстке стоять можно будет. И всё пройдёт. Со скрипом, но пройдёт.

Бывает что ишемические зоны уже застарелы и устойчивы, годами формируемые. И может даже продолжительное время в какой-то зоне болеть и «мурашки» запускать. Вот тут важно уже на эту отдельно взятую зону внимание обратить.

Но ещё важно понять, как только начнёшь есть жиры и кислород получать, то «скрип» этот будет, у всех и 100%, потому что отходящие от «затекания» органы обязательно будут сигнализировать о своём состоянии.

Все, кто переходит с обезжиренного питания на жировое, все до единого, в какой-то момент заявляют о своём плохом состоянии. Но по-другому быть и не может, как мы выяснили.

Итак, главная причина гипоксии – это нарушение альвеолярного переноса, нарушение по тем или иным причинам работы альвеол.

К «тем или иным» причинам может относиться всё что угодно. Даже то, то мы сейчас помимо общей гиподинамии живём в совсем не идеальных условиях. И наши организмы далеки от идеала, ещё и благодаря условиям жизни, когда кругом химия и загрязнённый воздух, который совсем не способствует бодрому и здоровому состоянию наших бронхов. И это общее загрязнение нашей жизни тоже естественно накладывает отпечаток, и тоже является одной из причин некорректной работы альвеолярного звена и нашей всеобщей гипоксии. Но главной причиной всё же является слишком маленькое количество жиров в рационе!
Загрязнённость окружающей среды и продуктов, хронические инфекции плюс недостаток жира и неправильное высокоуглеводное питание вот и закрутилась карусель.

Итак.

Как же нам избавится от гипоксии и её последствий. Думаю, из текста стало понятно. Только добавление жиров в рацион и даже пусть небольшая, но физическая активность. Без жиров (когда нет сурфактатнта) физические нагрузки бесполезны. Только эти два пункта способствуют насыщению организма кислородом. Всё. Других технологий нет! Никакие модные кислородные коктейли не помогут, если нет главного – сурфактатнта.

Обезжиренная диета это самое страшное, что можно сделать со своим телом!

Ну вот, по самой первой и самой главной функции жиров — сурфактантной, мы, наконец, закончили. Аж целых два поста по нему.
Потому что кислород и насыщение им организма это крайне важно, не менее важно, чем необходимое количество правильного белка.

Другие функции жиров в организме читайте в следующем посте.

Начало здесь  ЖИРЫ, ИЛИ БИОХИМИЯ ДЛЯ ЧАЙНИКОВ (ЧАСТЬ ЧЕТВЁРТАЯ)

Продолжение следует….

Будьте здоровы! И дышите полной грудью!

Юл Иванчей (Yul Ivanchey)

410 просмотров всего, 2 просмотров сегодня

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *