Коровы и климат. Время развернуться на 180 градусов.

Time for a One-Eighty on Cows and Climate

By

Time for a One-Eighty on Cows and Climate

 

Я слушаю много разговоров высококвалифицированных ученых и других, кто глубоко обеспокоенных нашим будущим. Некоторых беспокоет изменение климата, других голод. В общем, как и ожидается: их предложение того, как нам смягчить грядущие бедствия всегда включает предложение уменьшить количество поедаемого мяса на том основании, что это позволит освободить больше ресурсов для выращивания человеческой пищи. Не многие, вроде бы, сомневаются в этой предполагаемой причине и возможном эффекте .

Крупный рогатый скот не конкурирует с людьми за траву, свою настоящую пищу. Тот факт, что кукуруза и соя идут на корм животными, отражает искусственные условия, в которых содержатся животные. Коровы критикуются за то, что они неэффективно используют то, что не является их нормальной едой. Такое использование земли и кормов является частью комплекса агробизнеса / CAFO. Более смелое предложение состояло бы в том, чтобы убрать промышленное животноводство  и вместо этого кормить животных на небольших фермах, разбросанных повсюду, причем кормить их нормальной естественной едой. Это устранит как конкуренцию за зерно, так и бремя CO2, связанное с крупным коммерческим производством мяса.

Кроме того, нет недостатка в земле. Создана искусственная конкуренция за землю, в результате которой животные, особенно коровы, становятся нарушителями. Отсутствует нехватка земли или ресурсов для местного производства продуктов питания, хотя текущее использование запрещается путем ограничительного зонирования. Производство продуктов питания в интегрированной системе мелких ферм способно быть намного более производительным на единицу площади, чем модель агробизнеса, поскольку все разные части поддерживают друг друга, плюс выгода идет в руки владельца. Навоз от коровы идет на питание почвы, а не на загрязнение окружающей среды.

Миф о воде

 

Simon Fairlie в своей легко читаемой и важной книге «Мясо, безвредная экстравагантность» посвятил одну особенно остроумнаю главу о потребностях коров в воде. Fairlie потратил целый год, пытаясь найти основные научные исследования, которые поддержали бы утверждения, например, что коровы используют достаточное количество воды для плавания линкора или что корова использует двадцать пять тысяч галлонов воды для каждого фунта мяса. Некоторым заблуждениям о крупном рогатом скоте, похоже, содержали зародыши фактов, из которого выросли обманывающие обвинения. Однако эта утверждаемая потребность в воде не подтверждается ничем. Как пример из жизни, Фэрли дает нам историю своего управляющего, Брэмли. В течение полутора лет на его акрах травы Брамли счастливо принимал свю ванну из расчета десяти галлонов воды в день. Большая часть этой воды Брамли потом использовал, чтобы полить траву. Остальное испарилось.

Углеродный миф

 

В 2009 году был опубликован документ Организации Объединенных Наций по продовольственной и сельскохозяйственной организации (UNFAO), озаглавленный «Длинная тень животноводства», который содержал заявление о том, что на животноводство приходится 17 процентов выбросов углекислого газа (CO2) в атмосферу, что больше, чем выбросы от транспорта. Эта жалоба была немедленно и обоснованно опровергнута квалифицированными специалистами буквально в течение нескольких часов после публикации. Но все равно это было слишком поздно. Такая претензия появляется только во введении к публикации и не поддерживается в тексте самого документа. Этот придуманный факт был подхвачен репортерами и растрезвонен по всему миру. Без сомнения, он стал новым неоспариваемым мемом. Это преувеличенное по сравнению с реальным использованием ископаемых углеродов животноводством не имеет никакой базы в реальности даже в реалиях агробизнеса. По  известным только ему причинам автор введения собрал все, от производства тракторов, которые произвели корм для животных, измельчение и транспортировку корма, а также все остальное, связанное с производством скота на счет количества используемого ископаемого топлива. В случае перевозки он учитывал только прямое использование ископаемого топлива при движении. Мы хотим повторить еще раз, естественная диета крупного рогатого скота — трава.

Meтановый миф

Taкже есть метан, более значимый газ с точки зрения теории глобального потепления, чем CO2. Метан представляет собой соединение углерода, получаемое во время анаэробной ферментации, процесс, который происходит только в отсутствие кислорода. Рубец коровы — это ферментационная емкость, в котором бактерии разрушают целлюлозу , содержащуюся в растениях, и используют освобожденные углеводы в качестве источника энергии для создания полного белка. Любая энергия, оставшаяся после процесса, будет высвобождена в виде метана. Периодически корова отрыгивает газ. Ферментация — это процесс, с помощью которого трава превращается в самую совершенную пищу в мире, в молоко. Репортеры, далекие от того, чтобы поздравить коров со способностью заниматься магией, полагают, что газ метан, выходящий с заднего конца коровы, это предмет бесконечного юмора. Вегетарианцы и другие противники поедания мяса сразу обвинили коров за вклад в изменение климата из-за их выбросов метана. Коровы и все живые существа, которые существуют поедая исключительно растения, производят метан. Это то, как работает природа . Этот цикл никогда не нарушал равновесие атмосферы.

Навоз, находящийся на открытом воздухе, не является источником метана. Опять же, метан образуется только в отсутствии кислорода. Падая на пастбище, навоз становится естественным источником плодородия почвы. Многие авторы предположили, что метан также образуется на пастбище или когда навоз компостируется, но это не так; оба процесса происходят в присутствии кислорода и не являются источниками метана.

Позитивный вклад

 

До сих пор ни одно из негативных заблуждений о коровах не выдержало критики. Но как насчет положительного вклада, который могла сделать ваша корова? Были написаны целые книги об особом вкладе коровы на пользу людям, с самого начала цивилизации. И теперь все больше признается, что ключевым вкладом коров является то, что они лучше всего себя чувствуют, когда пасутся на траве. Это оказалось важным не только для коров, но и для всей планеты.

Трава, самая распространенная в мире культура, действительно потрясающее растение. Все растения удаляют углерод из атмосферы и включают его в свои структуры, но большинство растений, если от них  откусить часть, регенерируют медленно или совсем не регенерируятся. Потеря растущих листьев серьезна для обычного растения. Деревья захватывают много углерода в их листьях и стволах, но когда дерево умирает, этот углерод будет в основном высвобождаться обратно в атмосферу, это произойдет быстрее в случае пожара.

Узлы роста травы находятся на поверхности почвы. Когда трава поедается, это сигнал к растению, чтобы вызвать новый рост листьев, в результате чего возникает более плотный дерн. Чем больше трава съедается, тем быстрее растет и чем больше углерода она захватывает и хранит под землей в своих корнях. По мере того как трава растоптывается пасущимися животными, она подталкивают под землю вместе с навозом и мочой, где она разлагается, а ее углерод кормит почвенных микробов. Это свойство травы полностью зависит от наличия травоядных. Без грызунов, вытаптывания и оплодотворения травоядными, иначе трава не функционирует как такой массивный поглотитель углерода. Трава без травоядных умирает над землей и теряет свой углерод обратно в воздух.

Восстановление пастбищ

 

Аллан Савори значительно расширил наше понимание функций, которые несет в природе трава. Савори родился в стране, которая теперь является Зимбабве, в давно сложившейся колониальной семье. Его жизнь была посвящена восстановлению лугов. Тщательное наблюдение и мужественная готовность двигаться мимо старых идей (в том числе и его собственных) позволили ему понять траву и ее взаимозависимость с элементами окружающей среды, с хищниками и почвой.

Работая как в Африке, так и в Соединенных Штатах, Савори продемонстрировал, как начинается и обращается вспять опустынивание. Он продемонстрировал, что существование травы должно стимулироваться травоядными животными. Чтобы правильно способствовать росту травы, травоядные животные должны пастись в плотной формации. Трава достигает своей максимальной здоровой плотности (торфообразования) только под давлением выпаса сгруппированных животных, но затем животные должны двигаться дальше, оставляя траву на подъем. В дикой природе это абсолютно зависит от присутствия хищников, в противном случае животные будут случайным образом отклоняться друг от друга, и эффект торфообразования теряется. Нельзя переоценить: трава, крупный рогатый скот и хищники развивались вместе и взаимозависимы друг от друга. Плодородие почвы является результатом их альянса. Это прекрасный пример экологического единства элементов природы.

Исследовательский проект

 

Способность травы сохранять углерод хорошо известна, но ее потенциал как основного фактора в сокращении атмосферного CO2 серьезно не рассматривается. Экспериментальных исследований не было, чтобы точно оценить его эффект. Ученые даже не считают траву способной участвовать в круговороте углерода. Эта ситуация скоро изменится благодаря проекту Marin Carbon.

Это исследовательский проект, начатый в округе Марин, владельцем ранчо в Калифорнии по имени Джон Вик. Как и Аллан Савори, он обнаружил, что удаление домашнего скота с его земли и прекращение использования земли как пастбища имели обратный эффект относительно того, что он хотел. Плотность дерна и плодородие почвы уменьшились по сравнением с периодом, когда земля использовалась в животноводстве.

 

Он решил попробовать новый подход. Он объединился с одним из ведущих экспертов по секвестрации углерода в почве в мире, биогеофизиком с лабораторией в Беркли по имени Whendee Silver. Она согласилась провести исследование, несмотря на значительный первоначальный скептицизм. То, что он хотел, было контролируемым исследованием, которое дало бы неоспоримую статистику. Благодаря сотрудничеству и поддержке других заинтересованных владельцев ранчо в этом районе, Уик ежедневно разбрасывал навоз, компостированный с соломой толщиной в полдюйма на нескольких больших испытательных участках. Смежные участки были контрольными. Через год были взяты образцы дерна для измерения содержания углерода в почве для сравнения с образцами, взятыми в начале испытания. В конце года содержание углерода на обработанных участках увеличилось на тонну на гектар, не считая углерода в компосте. А теперь их измерения показали дополнительную тонну углерода на гектар в год без добавления компоста. Это новый углерод в почве, который был удален из воздуха.

Углерод ведет себя как губка, поэтому обработанная компостом почва задерживает в три раза больше воды. Джон Вик и другие ранчеры также отметили, что такая земля может прокормить больше скота, наблюдение, которое  часто  отмечал Аллен Савори, и это подтверждение того, что земля получает пользу от дополнительного скота.

То, что Уик и Доктор Сильвер нашли, исследую образцы почвы луга, заключаются в том, что этот недавно поглощенный углерод перемещается вниз, в более глубинные уровни почвы, где он и остается в стабильном хранилище, если земля не распахивается. Используя компьютерное моделирование, исследовательская группа доктора Сильвер утверждает, что если бы половина пастбищ в Калифорнии получала бы столько навоза, то в любой конкретный год столько атмосферного углерода, сколько создается автомобильным движением во всей Калифорнии, можно было бы удалить из воздуха и навсегда сохранить в глубине почвы. Восстановление земель, улучшение качества воздуха и повышение производительности сельского хозяйства были заявлены Савори и многими другими как эффекты выпаса скота. То, что демонстрирует проект Marin Carbon, является убедительным доказательством того, что, работая с природными системами, наш воздух мог быть улучшен и почвенный ущерб восстановлен  неожиданно быстро. Полная статистика по проекту доступна в Интернете.

Это несравненно важное исследование. Я надеюсь, что теперь мы можем меньше слышать о технологических фокусах и техно-хакинге, связанных с заполнением моря железными опилкими или строительными машинами, чтобы убрать углерод под землю. Проект Marin Carbon доказывает, что, работая с естественным процессом, мы можем как прокормить себя, так и обратить вспять глобальное потепление. Кроме того, это то, что мы все можем сделать сами, не дожидаясь, когда кто-то сформирует новое правительственное агентство и наймет подрядчиков.

Коровы являются ключевым элементом окружающей среды

 

Мы можем спасти мир , добавляя потихонечку за раз по одной корове и одной ферме. Если это все кажется слишком хорошим, чтобы быть правдой, имейте в виду, что выпас травоядных животных работал отлично в течение нескольких миллионов лет, создавая верхний слой почвы, который достигал много футов глубины. Именно нынешняя практика расходующего ресурсы сельского хозяйства должна искать оправдания в свою защиту.

Понятно, что коровы не являются разрушительной силой на нашей планете, они являются ключом к восстановлению качества воздуха и плодородия почв. Коровы для нас полезны нас, участвуя в важнейшей части жизненного цикл на маленьких фермах или на пастбищах мира, превращая солнце в пищу самого высокого качества и забирая избыток углерода из воздуха и возвращая его обратно в почву, где это нужно.


218 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *