Рак — лишь одна из болезней цивилизации. Или побочные эффекты обычая пить сладкий чай.

В 19 векe  произошли 2 очень важных изменения в том, как питались люди — во-первых, начали выращивать сахарную свеклу. Работы по выведению сортов свеклы с повышенным содержанием сахара начались еще в конце 18-го века. Первый завод по производству сахара из свеклы был запущен в 1812 году на территории нынешней Польши. Осуществил эту идею немец Франц Карл Ашар.(*) До этого сахар в промышленных масштабах производился лишь из сахарного тростника, который был намного более дорогим.

Также вскоре после распространение получения сахара из свеклы модернизировали помол зерна, и эта модернизация сделала доступной и дешевой белую муку для широких слоев населения. С удешевлением употреблениe сахара резко выросло по сравнению с началом 19 века, в Англии на 500%, достигнув к концу 19 века 40 кг в год на душу населения, в США — 35 кг на человека. Одновременно выросло употребление рафинированной муки.

Мы знаем, что существует истинно английским обычай — выпить чай с печеньями и разными вкусными обычно сладкими вещами в 5 часов дня. Недолгое использование поисковиков на интернете позволяет обнаружить, что этот обычай не особенно старый, аккурат ровесник падению цен на сахар. (*). Думаю, никто не будет удивлен прочесть, что всем недорогие сахар и белая мука полюбились сразу — хлеб без отрубей  лучше поднимался, был красивее, можно было делать пирожные и печенья со ставшим доступным сахаром, вообще открылся новый широчайший простор для кулинарных фантазий, также и практичная сторона заставляла отдать рафинированной муке предпочтение — в такой муке меньше заводились жучки (мало было питания для поддержания жизни колонии насекомых), из-за отсутствия жира мука не портилась при хранении, а у мельника оставались отруби, которые можно было продать на откорм сельскохозяйственным животным. Продукт очистки сахара тоже имел широкое применение. Дешевый сахар и белая мука буквально изменили жизнь к лучшему.

В Лондоне открылись «чайные сады», куда валом повалила публика . Самые быстрые суда везли из Индии чай, и не только, половина Британслого флота в середине 19 века была занята транспортировкой чая (*).  Появились «чайные комнаты в больших поместьях, чайные домики в парках, чайная мебель, чайные сервизы, чайные дамские туалеты — чайная атрибутика заполонила страну, стала важной частью индустрии моды и составной частью культуры страны. И сегодня высшая степень английского счастья — это чай в саду» (*). И другие столицы не отставали. Во Франции появилась мода на круассаны к завтраку. Началом нынешней популярности круассанов можно считать 1839 год, когда австрийский артиллерийский офицер Август Цанг (нем. August Zang) открыл в Париже «Венскую пекарню» («Boulangerie Viennoise»), где пекли круассаны. Сахар и белая мука начали занимать социальную нишу алкоголя. В то время моды и обычаи красивой жизни распростронялись из Парижа и Лондона. Показалось, что замена алкоголя сладким чаем — это здоровая , красивая, культурная, а, главное, высокоцивилизованная замена.

Также примерно в это же время начал чаще появляться очень редкий ранее рак, который заинтересовал и заинтриговал многих врачей и исследователей. Туберкулез тоже участился, ментальные заболевания, появился диабет и участился кариес, и не только эти болезни, но мы сейчас обсуждаем рак, хотя трудно сосредоточиться именно на нем, так как любая болезнь цивилизации, как показывают наблюдения медиков, повышает вероятность возникновения другой, точнее, других заболеваний цивилизации.

Cancer, like insanity, seems to increase with the progress of civilization.”

Stanislas Tanchou

Впервые статистикой  рака заинтересовался бывший военврач наполеоновских войск Станислас Танчу (Tanchou, Stanislas, 1791-1850), участвовавший в походах Наполеона. Когда наступило мирное время, он открыл обычную медицинскую практику, но его истинным увлечением была медицинская статистика, особенно статистика рака. Он регулярно и методично запрашивал врачей, работающий в госпиталях городов и сельской местности Франции и Французских колониях, ему аккуратно присылали отчеты. Именно он автор термина «болезни цивилизации», и ему принадлежит цитата : «Похоже, что, рак, как сумасшествие, учащается с цивилизацией«.

Врачи писали ему из Африки, что рак не встречается среди туземцев вообще за исключением ситуации, когда они живут в городах и едят пищу белых (и, наверное, пьют чай). Типичное наблюдение врача F.P.Fouche, работавшего областным хирургом в Orange, South Africa: «Я никогда не видел ни одного случая желудочной или дуаденальной язвы, колита, аппендицита, любой формы рака у туземцев, хотя эти заболевания часто встречаются у приехавших из Европы». Согласно отчетам французских врачей, рак встречался чаще в городах, чем в сельской местности.

Танчу представил свой комплексный статистический анализ злокачественых опухолей в Парижском научном обществе в 1843 году. Он документировал доказательства ассоциация рака с повышеннием уровня цивилизации и ассоциации рака с другими болезнями цивилизации. Одним из основных показателей цивилизационного тренда была диета, включавшая сахар и белую муку. Чем больше поедалось этих продуктов, тем больше наблюдалась заболеваемость злокачественными новообразованиями.


Танчу был первым из многих врачей, который задокументировал так называемые «западные болезни» или «болезни цивилизации» и использовал этот термин. Частота некоторых заболеваний, включая рак, увеличивается прямо пропорционально «цивилизованности» наций и ее людей.(*),(*)

Врачи-миссионеры и врачи госпиталей, развернутых колониальными администрациями в конце 19 и начала 20 веков,  аккуратно отразили в своих записках и статьях, которые они присылали в журналы Ланцет, Британский Медицинский журнал, и другие профессиональные издания, картину роста числа болезней цивилизации. Вот, например, врач-миссионер Альберт Швейцер (1875 – сентябрь). В 21 год он дал себе слово, что его жизнь будет посвящана благу человечества, в 30 лет поступил в университет учиться на врача, в 38 лет оставил цивилизованную жизнь, любимую музыку, игру на органе. Уехал работать в Африку врачом-миссионером.

Прибыл в Ламбарен, Западная Африка (Французская Экваториальная Африка, ныне Габон), со своей женой Эллен, медсестрой, в 1913 году. Принимал каждый день 30-40 пациентов, делал 3 операции в неделю. Получил за свою действительно самоотверженную работу Нобелевскую премию мира в 1952 году. Вообще история медицина полна самоотверженных чудаков, которые рвуться спасать других или посвящают свою жизнь выяснению медицинских загадок без всякой пользы для себя. У многих людей есть потребность в альтруизме. Что же лечил Альберт Швейцер? В основном его пациенты болели малярией, сонной болезнью, проказой, тропической дизентерией, чесоткой. Через 41 год ему попался первый случай аппендицита. Рак сначала отсутствовал, но с каждой декадой статистика рака росла. Вот что Швейцер думал и писал по этому поводу: «Мои наблюдения склоняют меня отнести эти изменения на счет того, что туземцы начинают все больше жить, как белые люди«. Записки Швейцера можно прочесть по этой ссылке.

Вот другой врач-миссионер Самуэль Хаттон. Его книга доступна для чтения на интернете  Among the Eskimos of Labrador; a record of five years’ close intercourse with the Eskimo tribes of Labrador. Он работал в совершенно другом холодном климате в городе Найн , Лабрадор, на севере Канады. Абсолютное большинство его пациентов составляли Эскимосы. Его пациенты делились на две категории. 1). Эскимосы, которые проживали изолированно, ели только мясо, и 2) категория — городские эскимосы, перешедшие на диету европейских поселенцев, которая состояла из моряцких сухарей, чая, хлеба, патоки, солонины, соленой рыбы. Хаттон проработал 11 лет, в первой группе эскимосов не заметил цивилизованных болезней вообще , особенно рака. Во второй группе рака не было тоже, но была цинга, инфекции, более слабые дети, менее энергичные эскимосы, за 11 лет был только один случай аппендицита у мальчика, живущего среди белых поселенцев.

Необходимо упомянуть, что Эскимосы курили, но раки легких у них стали отмечаться только после 1966 года. Похоже, что канцерогенность продуктов и субстанций зависит очень сильно от общего рациона питания. Врачи рака не видели ни в одной туземной популяции, пока туда не попадала индустриальная еда. Даже если в популяции курили. Лично меня это поразило. Похоже, курение вызывает рак, только если курящие используют индустриальную диету.

В начале 20 века дантист Вестон Прайс совершил свое знаменитое путешествие по всем континентам в поисках групп изолированных от цивилизации людей, которые были здоровы на разном но традиционном рационе. Вестон Прайс использовал состояние зубов и лицевых костей как индикаторы здоровья. Его наблюдения показали тесную связь болезней цивилизации и доступности рафинированных углеводов. Например, на островах, где живут Кельты, все были здоровыми только на тех островах, где не было магазинчиков по продаже джемов, печений, сахара. Вот что пишет Прайс об одном из несчастных островов, где такой магазинчик был.

«На руинах острова написана очень запоминающаяся история и на лицах людей, которые живут на острове Бардсэй. Мощные стены древних замков свидетельствуют о блеске и силе людей, гордо живщих в прошедших веках. Это также подтверждают монументы на кладбище, но новая эра пришла на остров. Директор общественного здоровья этого района Уэльса, включающего остров Бардсэй, рассказал историю об уменьшении и почти полном исчезновении населения из-за туберкулеза. Он также рассказал, что правительство снова заселило остров 50 молодыми семьями, и грустную историю, как здоровье этих новых поселенцев разрушилось так же быстро, как и у предыдущих жителей.« (*)

Вот еще один любопытный энтузиаст. Роджер Вильямс ( William Roger William ). Объехал весь мир, запрашивая везде официальную статистику смертей, интересуясь только случаями рака. Книгу Вильямса «Естественная История Рака» (http://The natural history of cancer https://archive.org/details/b24991909)(https://archive.org/details/naturalhistoryof00williala) издал статистик Фредерик Хофман в 1915 году, а недавно другие неравнодушные люди разместили этот раритет в свободном доступе на интернете. Мы там можем прочесть, что на острове Фиджи в 1900 году проживало 120 000 аборигенов, малазийцев, полинезийцев, в статистических данных найдены только 2 случая рака за весь период ведения записей. В Борнео — ни одного случая за 10 лет. В Индии среди Хинду, кому есть мясо запрещала религия, рак встречался, но на севере Индии рака не было. В городах США отмечен рост рака в конце 19 века. В Нью-Йорке — на 1000 жителей в 1864 году встречалось 32 случая рака, в 1900 году уже 67. В Филадельфии соответственно заболеваемость раком на 1000 человек населения с 1831 года до 1900 изменилась с 31 до 70.

Статистик Фридрих Хоффман тоже относился к группе любопытных энтузиастов, он всю жизнь посвятил изучению статистики рака Frederick L. Hoffman. Начал работать как статистик для страховой компании, изучал случаи рака, впоследствии возглавил комитет по статистике Американского Сообщества по контролю рака. Собирал материалы. Написал книги , например «The Mortality From Cancer Throughout The World«, «Cancer and Diet — With facts and observations on related subjects», ему принадлежит цитата «не известна причина, почему рак не случается одинаково часто среди людей разных рас, однако эта причина наименьшая среди варваров и дикарей«.

В те времена еще не возникла идея «политической корректности», это было написано Хофманом после изучения записей врачей, лечивших Американских индейцев, живших рядом со своими подопечными по долгу службы. На 63 000 индейцев за год нашлось 2 случая рака в 1914 году. Канадские врачи в Онтарио писали в 1952 году : «Как известно, Эскимосы раком не болеют», хотя со временем рак появился и среди эскимосов, особенно долго не возникал рак груди. Журнал Ланцет .

Очень легко было начать писать на эту тему. Плавно закруглитьса сложно, так как свидетельства о связи рака, цивилизованной жизни и диеты множились, много публиковалось, рапортовалось, исследовалось. Поэтому долго пишу этот пост, информации море, можно захлебнуться (я почти пошла на дно), или, в лучшем случае, написать нечто нечитабельное.

Нельзя не упомянуть работы докторов Kемпбелла и Клива, их совместную книгу «Diabetes, Coronary, Thrombosis and the Saccharine Decease» Campbell, Cleave, 1966. Они утверждают и доказывают, что все заболевания западной цивилизации — ожирение, сердечно-сосудистые заболевания, диабет, кариес, воспаления десен, язвы желудочно-кишечного тракта, заболевания желчного пузыря, камни в желчном пузыре, аппендицит, девертикулит, рак — признаки одного заболевания, которое они назвали «болезнь рафинированных углеводов».

Клив считал, что болезни вызываются рафинированными углеводами, так как изменения в питании произошли слишком быстро, превысили скорость адаптационных возможностей организма. Так же Клив и Кемпбелл сделали очень важное наблюдение — для развития всех болезней цивилизации необходим «инкубационный период», особенно для диабета. Они утверждали, что длина этого периода 18 — 22 года. Проходит лет двадцать перед тем, как уровень диабета и других болезней цивилизации достигает пика после перемены группой людей стиля питания, первые ласточки — кариес и воспаление аппендицита появляются примерно через лет 15.

Насколько мне известно, среди традиционных диет, на которых популяции сохраняли хорошее здоровье, попадались как системы питания с большим разнообразием продуктов, так и нет. С точки зрения эпидемиологии, питание едой, распространенной в индустриальном обществе, резко повышает вероятность заболеть одной из современных болезней вообще, раком в частности вне зависимости от разнообразия еды или содержания в еде клетчатки.

Думаю, на этом можно закончить. Материала невероятно много, его невозможно включить весь в статью. Главное, что видно из этого материала — все болезни цивилизации связаны друг с другом через систему питания, если присутствует одна из этих болезней, присутствуют другие, обычно не все сразу, но наличие одной болезни резко повышает вероятность развития других, в том числе и рака. Особенно это относится к наличию диабета.

Однако остается вопрос, если рафинированные продукты вредны, в клетчатке ли дело, спасут ли человечество печенья с медом и цельной мукой? Думаю, нет. Наверное, дело все-таки в обычае пить сладкий чай. С моей точки зрения, рафинированные углеводы мало чем отличаются от нерафинированных по воздействию на организм , однако я заметила, что на практике, когда человек решает не есть рафинированные углеводы, он исключает в первую очередь дурацкие чаепития со сладостями, которым многие придаются несколько раз на дню. Не говоря уж о газировке и мороженом. За счет чего , опять же обычно, понижается общее употребление углеводов. Также нередко отмечала, что могут начать переедать сладкие фрукты на «здоровых» диетах. Творческий подход вносит коррективы в результаты. Лично мне кажется, что дело не только в том, рафинирован ли хлеб и сахар или нет, а том, какая вообще система питания.

Можно только добавить, что большинство этих исследований было забыто, идея опасности избытка рафинированных углеводов в диете привела к идее о необходимости добавлять уже в процессе еды к рафинированным углеводам большие количества клетчатки всякого рода и витаминизировать муку. Также есть много фруктов и овощей, желательно, выращенных без пестицидов с использованием натуральных удобрений.

Увы, природу не обманешь — неестественное работает намного хуже природного варианта, и отдельное поедание содранных с зерна отрубей только вызывает более ускоренное развитие синдрома «дырявого кишечника». С 70-х годов провели несколько испытаний, пытаясь доказать, что добавление клетчатки в пищу предотвращает рак, все испытания провалились — не предохраняет. Даже не удалось доказать противораковые свойства поедания большого количества фруктов и овощей ни одним из испытаний. Сахар есть не надо , а не растительные волокна добавлять, но такая идея мало кому по душе. Похоже, в питании лучше всего приживаются рекомендации, которые благоприятствуют экономике. Это не заговор, просто так работает торговля — что выгодно производителю — раскручивается, что нет — затирается.

Также появились идеи предохранения от рака, совершенно не основанные на знании физиологии человеческого организма, например идея, что некоторые продукты питания создают в организме щелочную среду, другие кислую, щелочная среда убивает рак. Между тем кислотно-щелочной баланс в организме — одна из важнейших составляющих гомеостаза. За этим параметром следят почки, и ни едой, ни поеданием соды мы изменить рН внутриклеточной жидкости и крови не можем. Если съесть очень много соды, на полтора часа немного рН сдвинется, расплатой будет революция в желудке.

До недавнего времени мысль, что сахар вреден, встречала яростное сопротивление под разговоры о подсчете калорий. У моей подруги мать больна раком легких, когда я сказала о том, что ее маме нельзя есть сладкое, и вообще надо ограничить углеводы, подруга быстро нашла на интернете «опровержение», где говорилось, что сахар — обычная пища, и вообще — отличный источник энергии. Все помнят, как затравили Джона Юдкина, британского профессора в области питания, который в 1972 году заговорил об опасности сахара в своей книге „Чистый, белый, смертельный“».

Он превратился в абсолютного парию, его карьера как ученого была разрушена, жизнь сломана. Эта история послужила наглядным уроком многим, показала, как опасно трогать рафинированные углеводы. Очевидно, все средства хороши, лишь бы не расставаться с полюбившемся наркотиком. И почему-то в процессе сдуру были демонизированы мясо, яйца и животные жиры. Развитие человеческой мысли в ретроспективе не перестает изумлять. Способность заблуждаться неисчерпаема, как и талант вывернуть все таким образом, чтобы логически оправдать свои заблуждения. Предоставляю читателям моей статьи посмотреть вокруг и прикинуть, насколько такие меры решили проблему болезней цивилизации.

 

122 просмотров всего, 2 просмотров сегодня

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *