Как Мы Растолстели

 

Новая эпидемия ожирения

Мои 2 поста по лекции доктора Идеса здесь http://galinaleb.com/new-hypothesis-of-obesity1/

Слово доктору Dr. Michael Eades:

«Я мучился из-за того, как представить все это более понятно. Но это сложно сделать, потому что все это сложная биохимия. После некоторого размышления я решил представить тему, начиная с конца и конечного результата, двигаясь назад к изначальной причине. Итак, пошли!

Как мы толстеем

Это будет звучать несколько упрощенно, но мы толстеем, увеличивая количество жира в жировых клетках. * Что заставляет жир направляться в жировые клетки? Инсулин. Если жировые клетки чувствительны к инсулину, инсулин будет стимулировать процессы, которые перемещают жир в эти клетки. Если клетки устойчивы к инсулину, то жир будет развернут назад и не попадет в клетку.

Мы привыкли думать, что резистентность к инсулину — это обязательно плохо, и, безусловно, так оно и есть для всего тела, но, возможно, это часть системы, которая регулирует, сколько жира попадает в жировые клетки. И, возможно, переход от чувствительности к инсулину к резистентности к инсулину является воротами, контролирующими количество жира, поступающего в жировые клетки и остающегося в них.

Я говорю, может быть, так как вся эта идея является гипотетической, а не доказанным фактом. Но с базовой физиологией и биохимией чертовски трудно спорить.  

ROS (реактивные формы кисторода), высвобождаемые из митохондрий (органеллы в форме колбасок в клетках, отвечающие за выработку 85-90 процентов энергии, необходимой для жизни), накапливаются и превращаются в перекись водорода, которая затем (также выступая в качестве сигнальной молекулы) вызывает резистентность к инсулину в этой клетке.

Если инсулинорезистентность является шлюзом, то что является переключателем для шлюза? Это может быть ROS, которой является активной формой кислорода, что научный термин для свободных радикалов. Оказывается, свободные радикалы — это не обязательно те монстры, которыми они считаются, по крайней мере, не всегда. Хорошо известно, что ROS (как мы теперь будем называть их) являются сигнальными молекулами. И они являются неотъемлемой частью нашей иммунной системы, а также способствуют многим физиологическим функциям.

Как и почему ROS, стимулирующие резистентность к инсулину, высвобождаются из митохондрий?

Ну вот, это как раз момент, когда все становится несколько сложнее, так что держитесь!

Энергия Жизни

Единая валюта жизни называется аденозинтрифосфатом, он же АТФ. Почти все миллиарды химических реакций, необходимых для поддержания жизни, нуждаются в энергии, чтобы привести их в движение, и никогда бы не произошли без нее. АТФ как раз и является этим источником энергии.

АТФ разрушается и высвобождает энергию, необходимую для катализа этих жизнеобеспечивающих реакций. Поскольку эти химические реакции происходят постоянно, нам нужен постоянный источник АТФ для обеспечения необходимой энергии.

К счастью, мы постоянно синтезируем этот АТФ в наших митохондриях. На самом деле, мы производим столько АТФ , сколько мы весим, каждый день. Задумайтесь об этом на минуту. Если вы весите 70 кг килограм, ваши митохондрии производят около 70 кг АТФ каждый день, чтобы привести в действие все ваши протекающие химические реакции.

АТФ производится главным образом посредством процесса, называемого окислительным фосфорилированием. Это термин описывает добавление фосфатной группы (специфической химической структуры) к молекуле аденозиндифосфата, АДФ (ADP). Молекула АДФ имеет две фосфатные группы, присоединенные к ней; когда присоединяется третья фосфатная группа, АДФ становится АТФ. Дифосфат становится трифосфатом. Таким образом присоединяется от двух до трех фосфатных групп. Связь, которая присоединяет третью фосфатную группу к двум другим, является высокоэнергетической связью. Когда эта связь разрушается для высвобождения энергии, необходимой для химической реакции, АТФ теряет фосфатную группу и снова превращается в АДФ, который готов к преобразованию обратно в АТФ.

Требуется энергия, чтобы добавить эту третью фосфатную группу в АДФ, чтобы превратить ее в АТФ. Откуда приходит эта энергия?

Если коротко, эта энергия получается от распада пищи, которую мы едим. То, что мы называем нашим метаболизмом, разушает химические связи продуктов, которые мы едим, и использует энергию, выделяемую при этом, для преобразования АДФ в АТФ.

Электронная транспортная цепь, Часть 1

Цепочка переноса электронов состоит из пяти молекулярных комплексов и своего рода сложного транспортного перекрестка, называемого парой CoQ. Эти пять комплексов достаточно просто называются Комплексы I, II, III, IV и V, они обычно обозначаются римскими цифрами (не спрашивайте меня, почему).

Они растянуты вдоль внутренней митохондриальной мембраны, что чрезвычайно важно, но не так важно для понимания этого процесса, поэтому я не буду вдаваться в подробности. Просто знайте, что есть мембрана с пространством с обеих сторон, на которой находятся Комплексы от I до V и перекресток пара CoQ. Когда метаболические процессы, которые начинаются, когда мы едим (или когда мы голодаем и используем накопленный жир и/или хранимую глюкозу/гликоген), разрываются молекулы, составляющие пищу, которую мы едим, углеродные цепи, из которых состоят жиры и сахара, освобождаются от своих водорода и кислорода, и энергия, запасенная в этих продуктах, высвобождается в виде высокоэнергетических электронов. Эти электроны захватываются специальными молекулами для переноса высокоэнергетичные электроны, и переносятся в цепочку переноса электронов. Это похоже на сбор угля или дров и перенос топлива в печь для сжигания. Эти молекулы для переноса высокоэнергетичных электронов  переносят высвобождаемые электроны в разные части цепи переноса электронов и сбрасывают их туда.

Некоторые определенные электронные носители сбрасывают электроны в Комплексе I, в то время как другие сбрасывают их в Комплекс II. Чтобы сделать это еще более сложным, некоторые электронные носители сбрасывают свои электроны в структуру (которая также находится в мембране), называемую флавопротеином переноса электронов, ETF. ETF не часто показан на графике цепи переноса электронов, но он есть и важен для нашей теории.

Все эти структуры затем посылают свои электроны через пару CoQ, и именно там происходит магия. Но прежде чем мы перейдем к этому, давайте посмотрим, как происходит процесс производства АТФ.

Электроны с высокой энергией, которые сбрасываются в различные комплексы  ETF, в конечном итоге перемещаются по линии от одного комплекса к другому, как ведро, которое передают друг другу члены бригады. Когда каждый комплекс передает электрон следующему по очереди, высвобождается немного энергии. Эта высвобождаемая энергия приводит к перекачке ионов водорода (называемых H+) через мембрану с одной стороны на другую (Мембрана непроницаема для электронов, они могут проходить через мембрану только там, где есть комплексы Г.Л.). Чем больше пищи (или накопленного жира или сахара) расщепляется, тем больше электронов с высокой энергией подается в комплексы и передается по линии переноса электронов вдоль мембраны, на которой расположены комплексы. Таким образом, образуется больше энергии для перекачки H+ через мембрану. По мере того, как откачка йонов водородов продолжается, и концентация H+ увеличивается с одной стороны митохондриальной мембраны, растет давление на этой стороне, где накапливаются Н+ (их еще называют протоны Г.Л.). (На самом деле это не давление, как, например, давление воздуха в шине, а химическое и электрическое давление). Перепад давления на мембране называется хемиосмотическим градиентом, термин, который вы можете сразу же забыть.)

Когда существует неравномерность давления на мембране, возникает сила, пытающаяся выровнять давление. Точно так же, как в шине, наполненной воздухом, воздух хочет выровняться с воздухом в атмосфере, но резина шины препятствует этому. Если проколоть шину, воздух будет выбрасываться до тех пор, пока давление внутри шины не станет равным давлению снаружи, что вызывает неудачную ситуацию, которую мы называем спущенной шиной.

Та же самая ситуация существует с проходами в мембране в митохондриях (эти проходы там, где комплексы Г.Л.), за исключением того, что, как воздух, дующий через прокол в накачанной шине, под давлением градиента сбрасывается H+, проходящие через Комплекс V (в обратную сторону Г.Л.). Комплекс V подобен крошечной турбине. Когда H+ проходят через него, они обеспечивают энергию для вращения турбины, которая добавляет фосфатную группу к ADP/АДФ, превращая ее таким образом в ATP и высвобождая ее, чтобы выйти и работать, чтобы обеспечивать энергией химические реакции.

Митохондриальные комплексы

Когда ваше тело усваивает пищу (или когда ваше тело обращается к накопленным запасам), жиры и сахар отправляются по разным путям. Глюкоза (сахар) входит в цикл Кребса, также называемый циклом TCA и парой других имен, возможно, просто чтобы сбить с толку студентов-медиков.

Жиры расщепляются с помощью процесса, называемого бета-окислением, который разрубает жиры на два углеродных сегмента, а затем подает их в цикл Кребса.

По мере того, как глюкоза и жиры обрабатываются в цикле Кребса, электроны высокой энергии удаляются и прикрепляются к молекулам для переноски электронов —  носителям высоко-энергетичных электронов для транспортировки в цепь переноса электронов.

Glucose and fat

Есть два типа молекул переноса высокоэнергетичных электронов, которые несут эти электроны. Они называются FADH2 и NADH.  Используется одна или другая из этих молекул,ев зависимости от того, где в цикле Кребса эти электроны передаются, что зависит в свою очередь от того, какой из двух носителей их захватывает.  Для каждого прохода цикла Кребса используются три NADH и один FADH2. (NADH и FADH2 — это сокращения названий этих молекул, которые переносят электроны. Вам не нужно знать их настоящие имена для наших целей. Черт, я настолько привык использовать их аббревиатуры, что даже не могу вспомнить как они по-настоящему называются, мне надо это специально искать!). Как упомянуто выше, процесс бета-окисления включает одновременное удаление двухуглеродных сегментов жира и отправку их в цикл Кребса.

Процесс разрубания этих жиров включает четыре этапа. На первом этапе электрон отбрасывается и захватывается FADH2. Во время третьего шага  отбрасывается другой электрон, и  NADH хватает его. Для целей нашего обсуждения первый из четырех этапов является важным, поскольку он варьируется в зависимости от того, является ли жир насыщенным или ненасыщенным. Чем больше ненасыщенных жиров, тем меньше вырабатывается FADH2, что имеет решающее значение для выработки ROS, которые определяют количество резистентности к инсулину. И, в конечном итоге, количество жира, накопленного в жировой клетке.

Почему на первой стадии бета-окисления выбрасывается меньше электронов, а для их переноса требуется меньше FADH2 из ненасыщенных жиров, чем из насыщенных жиров? Потому что на первом этапе двойная связь вставляется в насыщенный жир, проходящий через процесс. (См. Красный кружок на рисунке ниже.) Это добавление двойной связи снимает электрон, который захватывается и транспортируется в ETF в цепи переноса электронов FADH2.

В отличие от насыщенного жира, ненасыщенный жир уже имеет одну или несколько двойных связей, поэтому он в основном пропускает этот шаг, и высокоэнергетический электрон не выделяется. На каждую двойную связь в ненасыщенном жире высвобождается меньше электронов и отправляется на путь меньше FADH2 по сравнению с насыщенным жиром той же длины. Таким образом, чем больше ненасыщенность жира, тем больше разница в выработке FADH2, что, как мы увидим, имеет значение для накопления жира в жировых клетках.

Давайте все это иметь в виду, возвращаясь к тому, как функционирует цепь по переносу электронов.

Electron transport chain, Part 2

The first complex in the electron transport chain is Complex I. NADH thrown off from beta-oxidation and the Krebs cycle enters the electron transport chain through Complex I. FADH2 enters via two different pathways. The FADH2 generated in the Krebs cycle enters via Complex II, which is actually part of the Krebs cycle that resides in the membrane.  FADH2 generated by beta oxidation enters through EFT, which is also embedded in the membrane.  This is the crucial step in understanding the difference between the effects of saturated versus unsaturated fat on the development of insulin resistance.  Here’s why.

Первый комплекс в цепи переноса электронов это Комплекс I. NADH, выбрасываемый из-за бета-окисления, и цикл Кребса входит в цепь переноса электронов через Комплекс I. FADH2 входит по двум различным путям. FADH2, генерируемый в цикле Кребса, поступает через комплекс II, который фактически является частью цикла Кребса, который находится в мембране. FADH2, генерируемый бета-окислением, проникает через EFT, который также внедрен в мембрану. Это важный шаг в понимании разницы между эффектами насыщенного и ненасыщенного жира на развитие резистентности к инсулину. Вот почему — Комплекс I и Комплекс II и ETF все подают свои электроны в пару CoQ. После прохождения пары CoQ электроны передаются в Комплекс III, который передает их в Комплекс IV, все время перекачивая Н+ через мембрану. Последний комплекс, Комплекс V (также называемый АТФ-синтазой, просто чтобы усложнить задачу), представляет собой турбину, описанную выше (и показанную в анимации в моей видео-презентации), которая производит АТФ, когда поток Н+ возвращается обратно в попытке выровняйте «давление» с обеих сторон мембраны.

Complex I and Complex II and ETF all feed their electrons into the CoQ couple.  After going through the CoQ couple, the electrons are handed off to Complex III, which hands them off to Complex IV, pumping H+ across the membrane all the while.  The final complex, Complex V (also called ATP synthase, just to keep things complicated), is the turbine described above (and shown in an animation in my video presentation) that churns out the ATP as the H+ flow back through in an effort to equalize ‘pressure’ on both sides of the membrane.

 

Electron Transport Chain

Since electrons are coming into the CoQ couple from multiple directions (Complex I, Complex II, and ETF), it is like an intersection of streets.  If traffic is moving, then everyone gets through the intersection with little delay.  If, however, it is rush hour on the Friday before a long weekend, traffic can back up, and it can take forever to get through.

Поскольку электроны попадают в пару CoQ с разных направлений (Комплекс I, Комплекс II и ETF), это похоже на пересечение улиц. Если движение движется, то все проходят через перекресток с небольшой задержкой. Однако если в пятницу наступает час пик перед длинными выходными, трафик может восстановиться, и для его прохождения может потребоваться вечность. У всех нас был опыт вождения где-нибудь и создания такого резервного трафика. Большинство водителей автомобилей терпеливо ждут и пробираются через длинную полосу движения, пока не преодолеют перекресток и не окажутся на пути. В этих ситуациях, однако, всегда есть нетерпеливые водители, которые устают от ожидания, скажем, привинтить его, вырваться из линии и сделать разворот и вернуться обратно по дороге в противоположном направлении, чтобы найти более быстрый маршрут.

We’ve all had the experience of driving somewhere and hitting such a traffic backup.  Most of the drivers of the cars wait patiently and inch their way through the long line of traffic until they make it through the intersection and are on their way.  In these situations, however, there are always impatient drivers who tire of the wait, say Screw it, pull out of the line and make a U-turn and head back up the road in the opposite way to find a faster route.

То же самое происходит с резервированием электронов через пару CoQ. Большинство из них доходит до Комплекса III, но если электронный трафик достаточно перегружен, некоторые из них оборачиваются и возвращаются через Комплекс I в обратном направлении. Когда это происходит, это называется, вполне логично, обратным переносом электронов (RET), что является основной частью нашей гипотезы. Когда электроны возвращаются назад в Комплексе I, комплекс высвобождает их в виде свободных радикалов, АФК.

The same thing happens with electrons getting backed up going through the CoQ couple.  Most of them make it through to Complex III, but if the electron traffic is congested enough, some of them turn around and go back through Complex I backwards.  When this happens, it is called, logically enough, reverse electron transport (RET), which is a major part of our hypothesis.

When electrons go backwards in Complex I, the complex releases them as free radicals, ROS.

Reverse electron transport

Эти ROS являются сигналом того, что клетка заполнена (что имеет смысл, учитывая, что перекресток «пара CoQ» забит застрявшим транспортным потоком электронов. ROS превращаются в перекись водорода и увеличивают локальную резистентность к инсулину, которая превращает жир и глюкозу в отходы. И теперь мы Вернемся к тому, с чего мы начали в предыдущей части этого эссе.

Таким образом…

Электроны, которые в итоге закупоривают перекресток «пара CoQ», переносятся с помощью FADH2, поступающего от бета-окисления жира через ETF. Больше FADH2 означает, что больше электронов, что означает больше пробок в транспорте электронов. В результате непроходимости этого перекрестка электроны направляются назад через RET, через Комплекс 1 и выводятся как ROS, что управляет локализованной резистентностью к инсулину, предотвращая попадание большего количества жира в жировые клетки.

Что движет больше FADH2 через ETF? Насыщенный жир..

Что движет меньше? Полиненасыщенные жиры (ПНЖК).

Почему это имеет значение? Это вопрос, который лежит в основе гипотезы.

Если вы хотите, чтобы ваши жировые клетки не расширялись за пределы нормального уровня, и вы хотите, чтобы вы также не расширялись вместе с ними (становясь толстыми), то вы тогда хотите блокировать попадание жира в жировые клетки. Именно это и делает локализованная резистентность к инсулину. И эта локализованная резистентность к инсулину обусловлена ​​FADH2.

И что делает больше FADH2? Насыщенный жир. Что делает меньше? ПНЖК.

Эпидемия Ожирения

В течение десятилетий уровень ожирения в Соединенных Штатах оставался довольно постоянным. Внезапно, примерно в 1980 году, уровень ожирения начал расти. И с тех пор рост так и не остановился.

Что произошло?

Вам люди обычно выдадут различные получить. Если вы посмотрите на статистику, вы увидите, что потребление калорий увеличилось примерно на 240-250 калорий на душу населения в день. Если вы посмотрите на содержание макронутриентов в этом увеличении калорий, вы обнаружите, что колличество белка немного увеличилось, жир немного увеличился тоже, в то время как большая часть калорий увеличилась за счет углеводов.

Итак, у вас есть свой ответ. Больше углеводов делает нас толще. Кажется довольно логичным, но …

Почему?

Мы не можем просто сказать, что тот факт, что мы едим больше углеводов, делает нас толстыми. Разум требует, чтобы мы задали вопрос: почему? Почему после десятилетий постоянного потребления углеводов мы внезапно начали есть больше углеводов в 1980 году?

Неужели углеводы вдруг стали вкуснее в 1980 году? Еда в пакетиках и нездоровая пища разве впервые появились на сцене в 1980 году? Неужели люди в 1980 году вдруг начали спонтанно запихивать в себя больше углеводов? Или что-то еще случилось?

Давайте посмотрим на потребление белка. Оно немного выросло, но не изменился по качеству.

Как насчет жира?

Потребление жиров немного увеличилось с 1980 года. А вот если вы посмотрите на изменение типа жира, которое мы ели, начиная с 1980 года, то вы увидите огромную разницу. Хотя общее колличество жира не сильно изменилось, количество ПНЖК в рационе взлетело, а количество насыщенных жиров упало.

Так что, возможно, тип жира имеет к этому отношение. Моя ранняя гипотеза состояла в том, что ПНЖК как-то способствовали увеличению ожирения и, возможно, этому способствовало снижению потребления насыщенных жиров.

Другими словами, возможно, ПНЖК является движущей силой эпидемии ожирения, в то время как насыщенный жир является защитным средством. Итак, я начал искать биохимический или физиологический механизм, который мог бы объяснить это.

Я натолкнулся на работу Питера Домбромильского (см. его серию «Протоны» в его блоге «Hyperlipid blog»), в котором Питер обратился к основам биохимии метаболизма жиров и заметил, что насыщенные жиры увеличивают выработку FADH2, в то время как PUFA (ПНЖК) снижают ее. Таким образом, соотношение этих двух значений, отношение FADH2/NADH, может действовать как переключатель для управления накоплением жира. При увеличении соотношения — больше FADH2 к NADH — запас жира уменьшается.

Если бы это было правдой, то это могло бы объяснить огромный рост ожирения примерно с 1980 года. С тех пор — из-за широко распространенного страха перед насыщенным жиром — мы все сократили количество насыщенных жиров и заменили их PUFA (ПНЖК).

Выступая за то, чтобы заменить ПНЖК, в основном в форме индустриально произведенных масел семян, насыщенные жиры, которые мы все ели в течение тысячелетий, в ложной попытке снизить частоту сердечных заболеваний, государственные организации, рекомендующие здоровое питание, невольно подставили нас под массовую эпидемию ожирения, разгар которой мы сейчас переживаем.

Диета с высоким содержанием ПНЖК за счет снижения выработки FADH2 ингибирует скорость RET, позволяя жировым клеткам продолжать поглощать калории, превышающие определенное заданное значение. Добавление насыщенного жира увеличивает RET и сигнализирует о том, что жировые клетки заполнены.

В то время как жировые клетки открыты для наполнения, в них попадают и жир, и глюкоза. Так как PUFA приводит к этому, PUFA действует как своего рода перегруженный углевод, который продолжает попадать в жировые клетки, как глюкоза, но имеет в два раза больше калорий на грамм, чем глюкоза.

Могло бы многое объяснить. Прежде чем закончить, я хочу предложить эксперимент. Может быть, у кого-то есть контакты, чтобы все заработало.

McDonald's French fries

В стародавние времена, когда «Макдональдс» готовил пищу животного происхождения, его картофель фри готовился в говяжьем жире. С тех пор, как CSPI (Научно-исследовательский Центр в Интересах Общества — это некоммерческая группа по защите прав потребителей, находящаяся в Вашингтоне, округ Колумбия, которая выступает за более безопасную и здоровую пищу) и другие группы слабоумных придурков обрушились на Макдональдс, что они якобы угрожают здоровью своих клиентов, в McD перешли на приготовление картошки на растительном масле. Растительное масло не делает картошку такой же вкусной, как говяжий жир, поэтому Макдональдсу приходилось делать все виды фокусов в области пищевых технологий, чтобы сделать вкус одинаковым. Некоторые люди до сих пор не думают, что вкус прежний. Послушайте этот подкаст Малкольма Гладуэлла, который съел картошку Макдональдса, приготовленную по-старому.

Растительные масла — это в основном ПНЖК, а говяжий жир — в основном насыщенный жир и мононенасыщенные жиры с добавлением небольшого (очень небольшого количества) ПНЖК.

Если бы мы могли набрать, скажем, 30 человек, которые согласились бы есть картошку из Макдоналдса до сытилисти, мы могли бы провести хорошее исследование.

Мы бы использовали их как свои собственные средства контроля. Мы бы рандомизировали их в две группы. Одна группа ела бы картофель фри из Макдоналдса, приготовленный на растительном масле, до сытости, а другая группа ела бы картофель фри, приготовленный в говяжьем жире.

Мы будем измерять количество картофеля фри, съеденного в каждой группе, и записывать его. Затем, через пару недель, мы изменим ситуацию. Те, кто съел жареную картошку с говядиной в первый раз, будут есть до тех пор, пока не приготовят овощи. Наоборот.

Если эта гипотеза отношения FADH2/NADH верна, то можно ожидать, что испытуемые съели бы меньше жареной картошки, приготовленной в говяжьем сале, и больше жареной картошки, приготовленной на растительном масле.

У кого-нибудь из читателей есть контакт в McDonald’s, который мог бы помочь нам здесь? Я полностью выделю время для наблюдения за экспериментом. В следующем посте я познакомлю вас с кем-то, кто проделал этот эксперимент на себе.

И скажу вам результаты. И дам вам много, много ссылок, по которым вы можете пройтись, чтобы узнать больше и, возможно, попробовать это самостоятельно.*

Масса жира также может увеличиваться при увеличении количества жировых клеток, но я не хочу усложнять проблему с этим прямо сейчас. Это уже достаточно сложно.) На случай, если вам не хватит, вот несколько ссылок, на которые вы можете взглянуть. И, наконец, если вы прокрутите вниз ссылки, вы найдете способ получить, как мне кажется, три лучших из этих статей.

Citations:

  1. Fisher-Wellman, K. H. & Neufer, P. D. (2012). Linking mitochondrial bioenergetics to insulin resistance via redox biology. Trends Endocrinol Metab, 23(3), 142-153.
  2. Guarás, A. et al (2016) The CoQH2/CoQ ration serves as a sensor of respiratory chain efficiency. Cell Reports 15, 1-13.
  3. Persiyantseva, NA (2013) Mitochondrial H2O2 as an enable signal for triggering autophosphorylation of insulin receptors in neurons. J Mol Signal 8(1) 11.
  4. Pomytkin, IA. (2012) H2O2 Signalling pathway: A possible bridge between insulin receptor and mitochondria. Curr Neuropharmacol 10(4) 311-320.
  5. Sato, K. et al (1995). Insulin, ketone bodies, and mitochondrial energy transduction. FASEB J, 9(8), 651-658.
  6. Scialò, F. et al (2016) Mitochondrial ROS produced by reverse electron transport extend animal lifespan. Cell Metab, 12;23(4), 725-734.
  7. Speijer, D. (2011). Oxygen radicals shaping evolution: why fatty acid catabolism leads to peroxisomes while neurons do without it: FADH(2)/NADH flux ratios determining mitochondrial radical formation were crucial for the eukaryotic invention of peroxisomes and catabolic tissue differentiation. Bioessays, 33(2), 88-94.
  8. Speijer, D. (2014). How the mitochondrion was shaped by radical differences in substrates: what carnitine shuttles and uncoupling tell us about mitochondrial evolution in response to ROS. Bioessays, 36(7), 634-643.
  9. Speijer, D. et al (2014). How to deal with oxygen radicals stemming from mitochondrial fatty acid oxidation. Philos Trans R Soc Lond B Biol Sci, 369(1646), 20130446.
  10. Speijer, D. (2019) Can all major ROS forming sites of the respiratory chain be activated by high FADH(2)/NADH ratios?: Ancient evolutionary constraints determine mitochondrial ROS formation. Bioessays, 41(1), e1800180.
  11. Stein, L. R., & Imai, S. (2012). The dynamic regulation of NAD metabolism in mitochondria. Trends Endocrinol Metab, 23(9), 420-428.

 

If you’re interested in learning more about all this, I’ve put together a packet of three papers I’ll be happy to email you.  Put in your email address and click the button below, and you’ll have them in 10 seconds.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

* Copy This Password *

* Type Or Paste Password Here *

1 034 Spam Comments Blocked so far by Spam Free Wordpress

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>